Форум » Журналистика » Журнальная проба пера...наизнанку... » Ответить

Журнальная проба пера...наизнанку...

Елена Москаленко: Наизнанку – это новая «Миссия». Это моя миссия и мой выбор. Представьте Лену Москаленко как замшевый жакет. Расшитый гладью, а внутри подкладка. Так вот промежуток между замшей и шелковым муаром – как раз изнанка. Она тщательно скрыта. Строчки ровные и идеальные. Нитки в тон. На первый взгляд – кутюр постарался. Но больше всего трудов и забот досталось Творцу. Невооруженным глазом практически изнутри ничего не увидеть, пока в руки не возьмешь бритву, чтобы это распороть. Да, ещё макияж – яркий. Но это как паранджа, чтобы от агрессивного окружающего мира закрыть свое истинное лицо. Хотела начать с моих отношений с профессией. Потом подумала: нет. Это не профессия из меня сделала Человека, а я в себе сделала журналистку. Как могла бы сделать из себя богиню, портниху, певицу или уборщицу-поломойку. Об этом позже. Но главное для меня – это я и мой ребенок. Я, взрослая женщина, и одиннадцатилетняя девочка Соня. Каждое утро я теперь встаю в 5.15. За окном уже темно. Уже осень. Выключаю будильник в мобильнике, ставлю чайник. В кране ещё нет даже горячей воды. Утро – без горячего душа. Потом бужу Соню. Она в первые минутки пробуждения очень сладенькая и нежная. Вижу, ведь совсем маленькая, а сейчас придет в школу – а там физика, ТРИЗ, геометрия. Это её захватывает. Соня взрослеет. Но утром она для меня совсем малышка. Пройдет каких-то пять-десять минут, она превратиться в эдакого ежика. Я вижу ей не хочется быть большой. Самостоятельной – да, в большой нет. Утренний спидометр заставляет меня быть собранной, быстромётной. Иногда кричу: «Соня, ну разве не понятно, что с кошкой сейчас играть время не походящее. Быстрее ешь свой йогурт, одеваться и заплетать косички». Заплетаем красиво белокурые волосы и выходим на улицу. Каждое утро я теперь ощущаю какое-то необъяснимое сиротство. Мне кажется моя мама не любила меня так сильно. И не потому что не помню манную кашу, а потому, что помню, как папа нес меня в ясли каждое утро, а я ревела белугой. Я не хотела внедряться в эту жизнь вне своего дома, вне своей семьи, вне своей мамы. А она заставляла. Да и косичек мне не плела. А я всю жизнь хотела быть красивой хорошенькой девочкой в розовых рюшечках, но мне из соображений советской экономики покупали только черные трусы. А во дворе меня дразнили. И я плакала. Я хотела, чтобы меня любили, а мне постоянно устраивали нечто подобное *темной*. Я страдала. И хотела получить любовь своей мамы. Научилась пришивать к коричневой форме белые воротнички. Научилась мыть пол и убирать одна трехкомнатную квартиру. Я научилась учиться в школе на одни пятёрки-четвёрки. Но этого было мало. Меня отправляли на Украину к бабушке. Это мои самые нежные воспоминания детства. Бабушка меня любила. Рассказывала как сама в три года осталась без мамы. Это был 28-ой год, на Украине голод. Баба Катя была сиротой: но она так любила всех, кто был рядом, что никогда и ничего не разрушала. Она научила меня петь хохлятские песни, она пекла мне коржики с маком и дарила свои хусточки (по -русски просто платки). И вопреки тем черным маленьким челябинским плавочкам я надевала бабушкины панталоны с начесом абрикосового цвета и рассекала в них по двору. И спала я всю жизнь не в муаровых пЭньюрах, а в байковых ночных рубашках, свернувшись калачиком. Я не хотела в этот мир, а хотела в лоно матери. Вот и строила себе такой бабушкино-фланелевый мир. Как я ТЕПЕРЬ это стараюсь пережить? Я жажду любви к своему ребенку. К своей дочери. К моей Соне. Ей не повезло – в её жизни нет отца. Она восполняет эту потерю пока интуитивно. Она очень спортивная, бесстрашная. Соня – пацанка. Хоккей, футбол, велосипед. Она одинаково хорошо ощущает себя в воде и на верху самого высокого дерева. Она хочет служить в армии и при этом плачет до слез, когда её одолевает какая-нибудь несправедливость или отсутствие в вазочке на столе конфет. Может, и мне она пытается подменить того папу, который был и в моем детстве? У меня с моей дочерью отношения разные – они бывают яркие, сладкие, дерзкие, буйные и иногда даже непримиримые. Но самое главное, что у неё есть – это моя Любовь. Без любви мамы человеку – девочка ли, мальчик ли – плохо. Без любви мамы человек как дюбель-болт, внедряется в жизнь только саморезом. А это «разрывы», «раны», «трещины» и «ссадины». Потом только наносят алебастер и поверхность лакируют. На самом деле, это самое страшное, что есть у человека в жизни. Когда не любит мать, потом повзрослев, очень сложно вписаться в равновесные отношения вообще с жизнью. Тебе кажется, что и другие никогда и ни за что тебя не будут любить. Я не знаю, сколько во мне будет жить это необъяснимое чувство сиротства. Говорят, жизнь как ночь, темна перед самым рассветом. Лишь бы не было перехода на летнее время. Чтобы лишний час не затянулся на года.

Ответов - 9

Chandra: Лен, спасибо! Так важно во время задуматься о неслучайностях в нашей жизни. Я вот поняла, как много для дочери значит восхищение отца, - для того, чтобы в ней появилась пленительная женственность. И как важно для мужчины дружить со взрослой дочерью , потому что это продлевает его молодость.

Елена Москаленко: Ляля, а мы же все состоим из неслучайностей, которые своей неожиданностью оставляют рубцы и шрамы в душе...как говорят психоаналитик - "психотравмы"...

Alex: Очень хорошо! Это эссе я бы с удовольствием размела в своем журнале , коллега, разрешите? У меня есть вкладыш для родителей. Разумеется, с авторством. Приятно сознавать , что нас тут трое уже) Вы, Аня и я. А то все поэты да художники... гении)) Поразительная точность, хорошие короткие предложения, не "башмачная"( бьющая на жалость) позиция и вместе с тем щемящее повествование.

Елена Москаленко: разместить можно...у меня целый цикл этих "Наизнанок" - пишу о том, что скрыто за внешним фасадом...любимый мужчина и друг говорит: "так писать нельзя, на слезу прошибает"...но цель-то моя не в слезе:-))) а в том, чтобы вовремя остановиться и задуматься, как верно Ляля заметила!!!

Alex: Лен, любимый мужчина видимо свое прочитывает. вот и тянет плакать. Но это не тот случай. Хотя он прав, прошибать слезу нельзя в текстах, нужно заставить действовать. Спасибо большое! Я поговорю с издателем, по поводу гонорара.

Елена Москаленко: Alex пишет: любимый мужчина видимо свое прочитывает - так и есть!!! ему тоже всю жизнь не хватает любви матери...но это, скорее, некая совковая черта - тогда женщины часто были не "человеком", а социальной единицей общества... а что у вас за журнал? где издается?

Alex: Это детский проект мой самый любимый. Старики, кошки и дети)))) те кого нужно по настоящему защищать) Чуть позже о проекте, выйдет первый номер, сделаю репортаж.

Елена Москаленко: Alex будем ждать тогда)))

Alex: Тема закрыта и перенесена по адресу http://ultrafiolet.forum2x2.ru/forum-f13/tema-t200.htm#2136



полная версия страницы