Форум » Путешествия » Восточная Пруссия. » Ответить

Восточная Пруссия.

Dietrich: Начну я эту историю спустя уже много времени после поездки. Ибо был занят. Но по просьбам бойцов и заказу партии начну. Так вот. Комментировать эту историю я особенно не стану ведь у вас есть глазки и мозги. Так анализируйте. И так начну с самого Кенигсберга. То как я с камрадом добирался до гостиницы являет собой отдельный эпический сказ, но если кратко то было это так. Во втором часу ночи из небольшого самолета высадились двое и направились в сторону города пройдя два км они узрели указатель «Калининград 22 км» Тот, что был старше и в пятнистой форме с белым рантом удрученно вздохнул при виде этой цифры. Tja… Спустя 10 км нас подобрал офицер милиции, что ехал на службу на личном авто. «Бедные вы. Такого и врагу не пожелаешь» Сказал господин. Мы были очень благодарны.

Ответов - 20

Dietrich:

Dietrich: Местная флора…

Dietrich:

Dietrich: музей.

Dietrich:

Dietrich:

Dietrich:

Dietrich: Kamerad

Dietrich:

Dietrich:

Kork: Какие живописные развалины! Вот бы этюды там пописать! Квадрат неба просто пронзительный!

Alex: Не все открылось, я за да дня потихоньку загружаю)) Фото с собакой замечательное, художественное. И вообще Кениг представлен с неожиданной точки, интересно наблюдать за движением взгляда фотографа. Спасибо, Ди, порадовались мы)

Dietrich: Просто «Красивые» вещи вы сможете увидеть на чужих фото а те места куда залезали «два идиота», хм, возможно их вообще никто не фотографировал. Ну или «так» не фотографировал вообщем мы с камрадом претендуем на уникальность взглядов. Вот такая Пруссия смотрите и вдохновляйтесь. Я уже влюбился желаю жить там и работать реставратором, (сейчас это одна из моих целей)…

Dietrich:

Dietrich:

Dietrich: Дальше уже не Кениг и окрестности а вся область города и фрагменты.

Dietrich:

Kork: Как же Самара без тебя, Дитрих............

Chandra: Люблю руины..особенно заросшие, которые в зелёных зарослях .. И мрачновато, и романтично.

Chandra: Изучая эрмитажный журнал, случайно встретила статью. Погаснувший отблеск Европы В современном Калининграде фактически отсутствует исторический центр, формиро-вавшийся на протяжении семи столетий. Ослепительно вспыхиваю-щие на солнце массивные зо-лотые купола православного храма оказываются сегодня доминантой в панораме цен-тральных площадей и улиц Ка-лининграда. Картина эффект-ная, но несколько неожиданная для тех, кто надеется увидеть в легендарном Кенигсберге, ско-рее, башни тевтонских замков и изящные шпили готических костелов и кирх. Один из красивейших горо-дов Европы, знаменитый куль-турный центр, с которым были связаны судьбы Иммануила Канта, Рихарда Вагнера, Эрн-ста Теодора Амадея Гофмана и других выдающихся предста-вителей немецкой культуры, до неузнаваемости изменился по-сле окончания Второй мировой войны. Последствия бомбарди-ровок и штурма города в апреле 1945 года усугублялись идеологи-чески надуманной политикой по искоренению «прусского духа», проводившейся советскими вла-стями в течение многих лет. О том, как выглядел город раньше, можно су-дить только по фотографиям, зафиксировавшим Кёнигсберг на роковом рубеже 1939 года. Тогда ключевым символом города был Королевский за-мок, главная башня которого возвышалась более чем на 90 метров. Замок появился в XIII веке на возвышенном берегу реки Преголя, где рыцари Тевтонского ордена, покорившие прусское племя сембов, построили первую деревянную крепость. Названа она была «Кёнигсберг», то есть «Королев-ская гора», в честь чешского короля Пржемысла Оттокара II, возглавлявшего поход крестоносцев. Под защитой крепостных стен здесь возникли три поселения, получившие затем городские права: Альтштадт, Лебенихт и Кнайп-хоф. В 1724 году они образова-ли Кёнигсберг, являвшийся до 1772 года центром Прусско-го королевства и вплоть до 1945-го — столицей провинции Восточная Пруссия. После освобождения в ап-реле 1945 года город пережил беспрецедентный урбанисти-ческий эксперимент. Все не-мецкое население к 1948 году было насильно вывезено в Гер-манию. Часть Восточной Прус-сии с центром в Кёнигсберге (в июле 1946-го переименован-ном в Калининград), отошед-шая по решению Потсдам-ской конференции к СССР, целенаправленно заселялась выходцами из российской глу-бинки, людьми с совершенно чуждым для этих мест социо-культурным складом. С само-го начала военные, а затем гражданские власти прово-дили политику уничтожения историко-культурного насле-дия, всего, что напоминало бы о прошлом Кёнигсберга — «мрачнейшей цитадели фашистской реакции», «центра самого реакционного в мире юнкерского пруссачества». Изгнание «прусского духа» выра-жалось прежде всего в вандалистском отношении к памятникам истории и архитектуры и даже к рядовой городской застройке. Несколько десят-ков кирх и сотни зданий, уцелевших или частич-но пострадавших во время бомбежек и штурма (и пригодных для восстановления), демонтировали, а кирпичи вывезли в другие районы страны на «стройки социализма». Причем масштабы реаль-ных военных разрушений зачастую преувеличи-вались. Партийному начальству так было легче представлять в выгодном свете «возрождение из руин» города и оправдывать (вплоть до 1990-х годов) его политику относительно архитектуры старого Кенигсберга. Была «зачищена» от исторической застройки вся территория Альтштадта (Старого города) — между Королевским замком и рекой. Она превра-тилась, по сути, в большой пустырь: его разрезает восьмиполосный Московский проспект, рядом с которым разбросаны хрущевки и их более поздние типовые наследники, а также неприглядные торго-вые павильоны. Сравняли с землей городские кварталы на острове Кнайпхоф, который до 1945 года был од-ним из самых плотно застроенных центральных районов Кенигсберга. Здесь находился знамени-тый университет Альбертина, созданный в середи-не XVI века герцогом Альбрехтом Гогенцоллером. Вся территории острова превратилась в новояв-ленный парк, в который в 1980-е годы начали бес-системно свозить всевозможные произведения советских скульпторов. К счастью, на острове уце-лели гробница Иммануила Канта и руины Кафе-дрального собора, памятника XIV века, частично восстановленного к концу 1990-х годов. А Королевский замок, могучие стены которого выдержали бомбежки, был взорван по команде из ЦК КПСС в 1968 году, и на его месте началось воз-ведение 16-этажного Дворца Советов, так и не за-вершенного. Однако кое-где все же сохранились уголки тра-диционного немецкого города с характерной для него рядовой застройкой (ведь властям нужно было как-то решать жилищные проблемы переселенцев!). В частности, пройдя от площади Победы (бывшая Ганза-плац) по проспекту Мира, можно очутиться в западном районе старых предместий Кёнигсбер-га. Трех-четырехэтажные дома с остроконечными черепичными крышами сменяются уютными особ-няками начала ХХ века. На окраинах города, на-пример в районе бывшей судостроительной верфи «8сЫс]1аи» (теперь здесь Прибалтийский судостро-ительный завод «Янтарь»), можно увидеть целые улицы типовых немецких домов для рабочих. Сегодня общественность более всего трево-жит то, что современное строительство все чаще вторгается в исторические панорамы уцелевших памятников. К примеру, панораму Кафедрального собора — главного на сегодня символа города — уро-дует большой жилой комплекс, достраиваемый на набережной реки, рядом с островом Кнайпхоф. «Самой настоящей катастрофой становится за-стройка в районе оборонительного вала с уникаль-но сохранившимися у нас всеми городскими воро-тами, бастионами, фортами, не пострадавшими серьезно в войну», — возмущается директор Музея Мирового океана Светлана Сивкова. Так, к юбилею Калининграда были восстановлены за счет феде-ральных средств и вновь стали одним из его сим-волов Королевские ворота середины XIX века. Но теперь прямо за воротами, на их фоне, возводится из белого кирпича громадный жи-лой массив. Подобное происходит и на берегу пруда у башни Дона и Росгартенских ворот. Жители города и специалисты (историки, искусствоведы, музей-ные работники) с оптимизмом отно-сятся к планам властей по воссозда-нию в стилистике «а ля Кёнигсберг» районов утраченного историческо-го центра. Первым опытом стало открытие в прошлом году этногра-фического и торгово-ремесленного центра «Рыбная деревня». Частным инвестором на набережной Новой Преголи, напротив Кафедрального собора, было построено несколько новоделов, стилизованных под ста-рину (гостиница, ресторан, мага-зины и др.). Теперь, в том числе и с учетом опыта восстановления Дан-цига (Гданьска), прорабатывается намного более масштабный проект воссоздания средневекового исто-рического центра Альтштадт. По словам бывшего главного архитектора города Александра Башина, уже в этом году, воз-можно, будет объявлен международный конкурс по выбору крупного девелопера, который возьмет-ся за комплексное воссоздание застройки на всей территории Альтштадта. Подобные намерения су-ществуют и в отношении острова Кнайпхоф — на нем, с намеком на продолжение традиций Альбер-тины, предлагается создать международный обра-зовательный центр Российского государственного университета им. И. Канта. Наконец, рассматривается проект воссозда-ния Королевского замка. По словам Башина, воз-рожденный замок должен стать «главной коммуни-кационной площадкой города, местом проведения конгрессов и международных встреч, что соответ-ствует традициям — в замке был зал „Московитов", где прусские короли принимали московских кня-зей и царей». Но сначала предстоит решить судьбу Дворца Советов. Судя по всему, единственным вы-ходом может стать его демонтаж. Под воздействием протестов общественности и рекомендаций международного архитектурного мастер-класса решено отказаться от идеи «зама-скировать» Дворец Советов, построив вокруг него комплекс архитектурно более привлекательных небоскребов «Калининград-Сити». Более того, как заверяет Башин, высотного строительства в зоне исторического центра вообще не будет (хотя еще год назад он сам ратовал за это). И если власти на самом деле станут следовать этой принципиаль-ной установке, то можно с большим оптимизмом смотреть на архитектурное будущее города и пер-спективы возвращения (хоть в какой-то мере) утра-ченных образов старого Кёнигсберга. Игорь Архипов Вид Королевского замка. Открытка, 1897



полная версия страницы