Форум » Архив » Алекс » Ответить

Алекс

Alex: Небольшие миниатюры ни о чем... Пощажу ваши глаза. «Лиса перешла реку, но намочила хвост. Хулы не будет». Из Книги Перемен Я рисую. Белое сочувствующее поле быстро покрывается графитными штрихами, - острыми, недобрыми, нервными… Я рисую Административный Ресурс. Голым, смешным и беззащитным, таким, как все мы. Потому что без своих гаджетов, наворотов, денег и референтов - он пустое место, вакуум. Он никому уже не нужен просто так, а те, кому он был нужен, давно отчаялись до него достучаться. Его блестящий интеллект как гроб, не похороненный по-человечески. И я могу убить его, с разворота ногой в челюсть, – мое тело мне это позволит. Так почему же я улыбалась? Отступила, пытаясь сохранить лицо и контракт? Пытаясь сохранить чужие деньги и чью то не нужную мне мечту, которую можно купить на эти деньги? Зачем мне это? …Я рисую. Теперь я рисую, потому что больше не вижу выхода. Острый, как стальная игла, коготь пронизывает мое плечо насквозь. Я чувствую, что течет кровь. Я чувствую, что еле сдерживаемый огонь сквозь клыки опаляет мои волосы. -Мне больно, Мастер… -Почему ты не убила его? Почему ты так просто ушла? Ты испугалась… -Мне больно, Мастер… -Почему ты не убила его? -Мастер, ты не прав… Мы не его должны убить… Мы должны убить Будду, когда встретим Будду… Ты забыл? Ты… отпустишь меня? -Обоснуй! -Мастер…Убить Административный Ресурс это значит признать, что я есть… А меня ведь нет? Зачем мне признавать, что мне есть дело до Мира Страстей и Игр? Зачем мне признавать собственную значимость? Меня нет, Мастер. Отпусти меня… Я рисую. Потом складываю из листа с черными каракулями бумажный самолетик и отпускаю его в небо. И пока Мастер заворожено следит за полетом, тихонечко потираю плечо…

Ответов - 290, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Dietrich: Ach! Вы поймали меня! теперь я вашь! Вы чудесны! И я очень тронут вашей прозой и стихами. Я говорю это без иронии и лести. Рад знакомству. теперь ваш Дитрих.

Alex: Спасибо, мой Дитрих!

Alex: Сшей мне платье из синего вечера, С рукавами из призрачных бликов Чтобы ворот из дымчатой тени Шлейф – из розовых лепестков... Я пройду в этот мир незамеченной, И никто меня не окликнет, Может, только случайно заденет… Я невидима - волшебство! Ну а я для тебя нарисую дверцу На холсте из саманной крыши В мир, где можно плакать спокойно Где нет боли, предательств и лжи Пусть в слезах искупается сердце Там тебя никто не услышит Там, как в детстве, реви бесконтрольно И беспечно и от души… *** Смотри - две совы на ветке… Наверное, тоже подружки… Уф... Наши умные головы, детка, Достались глупым кукушкам.

Chandra: Я из роз голубых сплету плед, Ароматом укрыв твои плечи..

Alex: Спасибо, Лялечка...

Eos: А возьмем пушку с мушкой и буим стрилять в тех, кто Алексов наших забижает!!!

Alex: Пушка не поможет тока Калаш если...

Eos: Ну нет ведь! По плану накрыть всех разом! Гаубица есть такая... больша-а-ая. И тишина потом. А совсем потом устроим празьник, пить будем исключительно мартини с соком (люблю) и шампанское.

Alex: Эос...Ваще ваще всех? Мож, кого нибудь хоть оставим? Ну.. самых примерных...

Eos: (по сикрету, тц-ц-ц) астовляем только своих, а плохих ловим на плохую прозу, на мою, например...

Alex: Эос.... Плачунимагу... На твою "плохую" прозу и на мои плохие стихи... Нихто живым не уйдет!

Кирстен: миниатюра восхитительна...про Администр.ресурс

Alex: да? А я ее удалить не могу, потому что она первая в теме, с ней все грохнется. .. Не нравится. Пафос...

Dietrich: Heil! Полиция нравов! Кто обижает здесь кого? Ничего не понял! Покажите врагов! И! И карту дайте… а то будет как в прошлый раз… Ах, какую сказку написала Алекс! Тема шахмат продолжается,( улыбаться больно, так как лицо обветрил сильно и губы потрескались, но улыбаюсь - заживет.) Алекс молодец! Спасибо! Интонации, мне кажется, очень по Льюису Кэрроллу. Спасибо еще раз!

Alex: Спасибо, милый Дитрих.. Нет, это Эос вдруг подумала, что меня обидели. А мне понравилось утешаться.. Так ведь бывает? Иногда, ни с того ни с сего, когда сидишь на подоконнике... Я очень люблю сидеть на подоконнике. Представляешь, что теплый вечер тебя гладит по коленкам, напевает что-то со словом "Деточка..." И ты вдруг становишься капризным колючим кактусом, и требуешь, чтобы пожалели... Только вечеру не жалко жалости. Она у него бесконечна...

Dietrich: Сильные вещи могут быть безмерно милосердными. Только слабые существа жестоки и грубы. « Твоя милость велика, Возможно, слишком велика, Господин вечерних часов» „Dein amt ist groß, vielleicht zu groß, O Herr der Abends Stunde…“

Eos: Ей нрависта сидеть на подоконнике, посмотрите на нее! Всем нрависта!!! Правда, у меня подоконник на 8 этаже, да еще этот нулевой этаж, получается, что даже на 9, ниче не видно почти. можно, конешно, и ноги свесить... А у тебя на каком, Алекс?

Dietrich: Heil! А мне нравится сидеть на скалах, или на дерево залезть, или на башню. Вообщем, что бы совсем высоко и без страховки и изображать из себя национальный герб. А главное, что бы никто не пытался меня спасать, я могу испугаться, и упасть. Очень страшно, когда ты сидишь на краю, и голос сзади: «Упадешь!». Тебе срочно надо вскочить и посмотреть, откуда такие пророки? Eos! Не сиди на подоконнике! 9 Этаж, это высоко, а у вас там холодно. Погода не летная…

Alex: Знаешь, почему кошки не умеют падать? Они просто не знают, что такое возможно... Им даже в голову не приходит Что можно как то упасть. Они всегда меня с удивлением спрашивают, Что же это такое? Звучит это как "Мрам мур?" То есть "В своем ты уме?" Вот опять пристанут с расспросами Расскажи да расскажи как.. Ну что я могу им ответить? О том, что падают только люди... Падают, ушибаются, поднимаются, Им бывает так часто больно Некоторые из них даже плачут А некоторые смеются сквозь слезы...

Yucca: мум мррамм!! :sm47:

Dietrich: А я вот и сам не знаю, кто я, толи сфинкс, толи птица. Залез на ветку березы и ласково так мурлычу. А ветка трещит и гнется, грозится со мною сломиться, И если о землю швахнусь, познаю паденье лично. А город звенит и бьется, своим языком лепечет, И я расправляю крылья, железные перепонки, Жаль, птицы меня бояться, в ответ со мной не щебечут, А я желаю подняться и быть бессмертней и легче, Но ветка может сломиться и сталь моя звякнет звонко. «Такие большие твари не лазают на деревья,» Мне мудрый Мунин прокаркал, и Хунин ему вдогонку. А я сижу на березе и очень о том жалею, Вот швахнусь, тогда посмотрим, мне будет смешно громко.

german: Alex пишет: Знаешь, почему кошки не умеют падать? Они просто не знают, что такое возможно... Им даже в голову не приходит Что можно как то упасть. Они всегда меня с удивлением спрашивают, Что же это такое? Звучит это как "Мрам мур?" То есть "В своем ты уме?" Вот опять пристанут с расспросами Расскажи да расскажи как.. Ну что я могу им ответить? О том, что падают только люди... Падают, ушибаются, поднимаются, Им бывает так часто больно Некоторые из них даже плачут А некоторые смеются сквозь слезы... Интересный образ Кошки могут упасть в светки в высь Камнем как в пропость, глухо о земь Цепкие лапы, крики проснись !!!!!!! Пока падаю, насчитал лишь семь А их улыбки ядом травят как амур И кажется что не получиться на лапы А где то за спиной бродит ящур Я кошка или человек, источились латы

Chandra: ящур - это болезнь, которой болеют коровы

Yucca: перевожу: мумр мрраммм- это означает - конечно в своем! ведь если не в своем, тогда в чьем?...

Alex: Лунцик, ты кошачий переводчик Дитрих, ваше чувство юмора сделало меня вашей

Dietrich: Всегда ваш! «Мы эсесовцы, настоящие рыцари.» Каждый раз, когда я произношу эту фразу со мной происходит какая-нибудь глупость, год назад весной, я провожал домой пожилую даму из кирхи, она неважно себя чувствовала, а я был без машины и мы шли пешком от трамвая. И вот, проходя мимо остановки, дама, в очередной раз начинает рассказывать, какой я хороший. Я знаю, что я хороший и знаю насколько. Я произношу эту фразу и тут же вписываюсь виском в ветку железного дерева, синяя такая штука из труб, как знак остановки. - Милый мальчик, ты в порядке? - Теперь не знаю…

Alex: Не шутите с Ремарком , Дитрих У меня в Книгах ( тут на форуме) к Ремарку есть иллюстрация. Последняя таможня Мориса Розенталя. Из "Возлюби ближнего своего" С этой книги началась моя любовь к Ремарку. Посмотрите тему "Иллюстрации к книгам"

Alex: Если мурлычешь на ветке, то явно уже не птица. Я думаю, не иначе, как толстый красивый слон! Надеюсь, ты точно знаешь, и мне повторять не придется, зачем слонам нужны уши? Они ими машут задорно, и мощно в небо взлетают, как стая воздушных змеев, в воздухе шелестя. Бывает, садятся на ветки, и ветки под ними гнутся. А что ты хотел? Реально, не менее восьми тонн.

Dietrich: Возможно, по боле будет, крепка броня лобовая. И все двадцать пять наберется, что бы точнее быть. И кто такое придумал, что панцири не летают. Летают, еще как быстро, когда пожелают жить… И нежно мурча мотором, катками перебирая, Ползет по облаку техника, законы перехитрив, И все слоны улыбаются, в весеннем небе порхая, И громко машину приветствуют, хоботы горном свив… А экипаж удивленно на командира смотрит, Что там, снова помехи? Чего бы кто мог понять… А танк летит и мурлычет, довольной пушкой поводит, Весной, порядочный панцирь просто обязан летать..

Eos: Dietrich пишет: А танк летит и мурлычет, довольной пушкой поводит, Весной, порядочный панцирь просто обязан летать.. Бог ты мой, какое чудо этот Дитрих! Восхитительное чудо!

Антик: противотанковая тема По танку вдарила болванка. Прощай, родимый экипаж! Четыре трупа возле танка Дополнят утренний пейзаж . Машина пламенем объята. Вот-вот рванет боекомплект А жить так хочется, ребята И вылезать уж мочи нет Нас извлекут из под обломков, Поднимут на руки каркас, И залпы башенных орудий В последний путь проводят нас.

Alex: Ой... Антик... Ну все, в нашей теме все умерли... Старинная итальянская песня.

Alex: И это надо нарисовать....

Alex: И меня еще интересует вопрос - почему не восемь насчитал? А! Это я прочитала Оземь... А не озЕмь... Амур да, Амур ядовитый.... Зацелую до смерти... чесслово...

Dietrich: Heil! Когда-нибудь я умру от смеха, это будет очень глупо, умереть от смеха, читая стихи Германа. Бедный танк Антика. Насколько я помню КВ… А я был очень логичен продолжая тему кошачьих и переведя ее на тяжелую технику…))

Alex: Дитрих, мы умрем вместе Но главное, чтобы Герман на нас не обиделся, потому что мне все равно, как человек пишет стихи. Лишь бы он был хорошим. А Герман хороший.

Dietrich: Все люди хорошие. Некоторые лучше выглядят живыми, другие мертвыми. Хороший янки – мертвый янки. Так говорят индейцы. Мне, правда, было смешно. Я благодарен за это Герману, вне зависимости от его первоначального замысла, вещ очень сюрреалистичная.

Alex: Сказочка для PRофи. …Так вот, львятки мои… Легенда гласит, что много миллионов лет назад на земле было царство Больших Чудовищ. Они были красивые и толстые, не то что люди, беззаботные как осенние листья, и разноцветные, как Техас в День Благодарения. Всего забот - размножаться да есть. Иногда, конечно, закусывали собратьями, но в целом жили счастливо. Ни политики, ни религии. У них даже имен не было, и называли они друг друга просто - Зубастое Чудовище, Желтое Чудовище, Синее, Полосатое, Коричневое, Летающее, Топающее…. Главным было, конечно же, Главное Чудовище. Он был славным парнем, строгим, но справедливым. Как-то раз, - а была адская жара! - все Чудовища дремали под сенью деревьев, как вдруг в их поле зрения попало очень странное Чудовище. Оно было маленьким, без хвоста, имело причудливо расположенные лапы, а на голове носило пучок рыжей травы. Это были волосы, но Чудовища никогда не видели ничего подобного, поэтому решили, что это трава. Лохматый робко подошел к Чудовищам. Те обступили его стеной, от земли до неба и молча на него уставились. - Кто это? – спросили они Главного. - Это? Э-э… Видимо… - Главный почесался о дерево. – Ты кто? - Я? – Лохматый задрал голову, - Я - никто… Гуляю… После непродолжительного молчания Главный изрек: - Ну, тогда мы тебя съедим… Чудовища одобрительно загудели. Не стоит их осуждать. Что они еще могли ему предложить? Чаю с сухариками, что ли? -Хорошо. Хорошо, - закивал Лохматый. – Конечно! Я с удовольствием! Главный облегченно вздохнул. Он не любил насилие. - Но у меня есть маленький вопрос. Можно? -Да конечно! Хоть два! - милостиво разрешил Главный. - Я ведь очень маленький… - хихикнул Лохматый. – Просто безобразно маленький… - Омерзительно маленький - хохотнуло Желтое Чудовище. Оно вообще было приколистом. - Отвратительно маленький, - поддержал Лохматый, заразительно засмеявшись. Чудовища заржали и попадали на траву, выкрикивая наперебой: - Кошмарно маленький! Паскудно маленький! Жутко маленький! - Поэтому! - Лохматый возвысил голос. Гогот прекратился. – Из-за того, что я такой маленький, кому-то точно не достанется ни кусочка. У меня вопрос - кому? Чудовища переглянулись. - Ну, только не мне! - сказал Зубастый. - И не мне! - выкрикнул Полосатый. - И не мне точно, - добавил Желтый. Вон, пусть Синий пролетает, он и так жирный. И спит все время. Синее Чудовище открыло глаза и сказало: - Щаззз…. Я что, лысый? Все закивали, потому что это было правдой. Впрочем, лысыми были все. - А, ну да, лысый.. Но я - против! Пусть Зубастый отойдет, он и так жрет, все что шевелится! - Поговори мне! - лязгнул зубами Зубастый. Чудовища мрачно засопели и обратили взоры на Главного. В его глазах промелькнула тревога. - Придумал! - закричал тут Лохматый. - Можно я к вам на спинку заберусь? - обратился он к Главному, - А то меня плохо слышно! Главный кивнул. Лохматый забрался на спину к главному, прихватив с земли кусок глины. - Так вот! Учитывая мой ничтожный размер, смею предположить, что мое съедение вам калорий не добавит. То есть съедение носит чисто ритуальный характер, - я прав? Предлагаю вот что. Я вас посчитаю, а потом расчерчу себя на равные части. Главный поделит, - таким образом никто не уйдет обиженным… -Гениально! - сказало Главное Чудовище. – Так и сделай! Лохматый ловко стал расчерчивать кусочком глины свое тело на фрагменты, а Чудовища заворожено следили за его движениями. -Ой…- сказал тут Лохматый. И виновато посмотрел на Чудовищ. - Что такое? -Несчастье… А кому достанутся мои грязные порепаные пятки? Ведь согласно древнему учению.. Вы конечно же знаете … Чудовища никакого учения не знали, потому что его и не было, но на всякий случай кивнули, - им не хотелось представиться дураками. ( А я всегда говорю, что лучше побыть дураком пять минут - спросив, чем представиться умником и остаться дураком на всю жизнь - не спросив). - Тот то съест пятки, того будут весь год преследовать несчастья! Так кто это будет? - Ой, только не я! – взвизгнул Синий. – Мне и так не везет! - И спрятался за Главного. Чудовища нахмурились. - Придумал.. - Лохматый добрался до уха Главного.. – скажи им, что ты съешь пятки. Потому что не боишься. Вот увидишь, как они тебя зауважают! -А несчастья? - нервно спросил Главный. -Ай.. все это старые сказки.. – отмахнулся Лохматый. Главный выпрямился во весь свой рост и торжественно изрек: - Братья! Пятки съем я! И отвлеку от вас несчастье! Чудовища замерли. А затем разразились оглушительными аплодисментами. - Ура Храбрейшему, Умнейшему и Добрейшему! - заорали они. Главный зарделся от удовольствия и с благодарностью посмотрел на Лохматого. - Ой… - помрачнел тот. – Опять несчастье… - Ну что такое? - улыбка слезла с морды Главного. - А голова? Кто съест голову? Ведь согласно древнему учению, тот, кто съест голову, весь год будет счастлив и удачлив! - Так сказки же? – прошептал Главный. - А кто его знает… - тихо и значительно ответил Лохматый. Чудовища напряглись. Главный обвел всех потухшим взглядом. Каждый из Чудовищ выпятил грудь или живот и шагнул вперед, сверля Главного пристальным взором. -Придумал! - завопил Лохматый. – Голову мы повесим на самое большое дерево, и она, как талисман, будет охранять нас от зла и приносить счастье и благоденствие! - Ура! - Чудовища восхищенно запрыгали и пустились в дикую пляску. – Какое мудрое отвратительно маленькое Чудовище! Оно принесло процветание наш край! Чудовища плясали и Земля дрожала под их ногами. И солнце изумленно взирало на этот танец… Главный хотел лизнуть Лохматого, но постеснялся. - Ой… - булькнул Лохматый в ухо Главного. Тот вздрогнул. – Ты будешь смеяться, но опять… Посмотри на Зубастого, я в нем не уверен. Ручаюсь тебе, как только все расслабятся, он сожрет голову и присвоит благоденствие себе. Заставь его поклясться, что он не сделает этого. Главный посмотрел на Зубастого, и глаза его сверкнули недобрым пламенем. - Эй ты, Зубастый! - взревел он. – Да ты! Поклянись, что никогда, ни при каких обстоятельствах не дотронешься до головы! - А что это я? Что, только я должен клясться? – раздраженно рявкнул в ответ Зубастый. - Все поклянутся… -Не буду я клясться! - взвизгнул Желтый. – Я все равно не нарушу запрет! А вот Зубастый, хоть сто клятв принесет, как пить дать, сожрет эту голову! -Ну все. Ты меня достал! - зарычал Зубастый, и из-за всех сил хапнул Желтого за бок. -Уя-уя-уя!!!- завизжал Желтый, - Гад! - И, замахнувшись своим хвостом, со всего размаха дал Зубастому по уху. Тот слетел с катушек, и пропорол когтями брюхо Синего. - Ах ты…Драться? На, получай! - Эй, эй, камрады! - заорал Главный. Прекратить панику! И бросился в гущу сопящих и бряцающих зубами Чудовищ. - Отойди, начальник. А то и тебе достанется.. – прохрипел Зубастый. - Что??? Да я вас всех счас …В порошок сотру! Идиоты! …Три дня и три ночи длилась Великая Битва Чудовищ. Земля содрогнулась, океаны вышли из берегов, горы разрушились, и на их месте образовались каньоны…. Когда утро четвертого дня озарило землю, на горе разноцветных трупов сидело Маленькое Лохматое Чудовище и задумчиво ковырялось в зубах палочкой для разведения огня. - Мда… И нафига мне было столько мяса? Всего то хотел приколоться на пару антрекотов… Так появилась на земле, согласно Легенде, Черная Риторика… Вот так то вот, мои львятки… Ну все! Работать, работать! Чтобы к завтрашнему вечеру этот чертов Рокфеллер стал у меня национальным героем!

Chandra: Рокфеллер причём? Это объект пиара?

Alex: Аха.



полная версия страницы