Форум » Литературный салон » Нюша » Ответить

Нюша

Нюша: Больничное (но не грустное!) косыми линиями небо за окном палат больничных и разговоры ни о чем судьбы и времени чуть видимый раздор меж тем как был и тем каким ты был меж целым и столь хрупкой частью что словно винт из сломанных часов пружину на свободу выпускает и стрелки кружат линией дождя исчерчивая небо под разговоры снов и снисхожденье счастья под тишину осеннюю больницы а полезное это дело иногда выпасть из 24-часовой сутолки жизни обычных граждан страны и осмотреться-оглянуться...:-) Всем приветик! Почти всех знаю! Ура?!...;-)

Ответов - 138, стр: 1 2 3 4 All

Нюша: Смотри, как съезжаю с тормозов! Если буду перечитывать, то не отправлю... Эта ночь когда-то будет нашей! Если…. Если...Если... То она будет! … Небо будет с нами заодно. Звёзды – это будут наши дети, отпущенные на волю и смеющиеся звонко, как колокольчики… Не будет нас – мужчины и женщины,которые что-то узнали в этой жизни,возможно и не самое лучшее.. Не будет этой вечной непробиваемой брони, стены, защиты, которая всегда стоит между людьми…Не будет этих взглядов искоса… Как бы не открыться больше, чем позволяет самолюбие!…Как бы поймать смятение другого… Закрой глаза и почувствуй…Я стою за плечом и смотрю на экран…На эти слова…Которые просто слова…Но их можно перечитывать множество раз…И всегда будет так, как здесь и сейчас…Не будет того невозможного чувства отчаяния, когда всё заканчивается, не успев начаться…Когда – как бы ни было хорошо – неумолимый, неостановимый песок времени сыпется сквозь пальцы, сушит кожу, губы, глаза…И всё превращается в тлен…Всё… Какими бы совершенными нас не создала природа, она же нас и тычет потом носом… Я – Ваша мать и Ваша хозяйка!… И моих законов ещё никому не удалось опровергнуть! Эти законы и нам вынесли свой приговор! Почему только обвинительный?... И это вечное непонимание тончайших движений души человека – другого, который только сейчас казался всех ближе… Но вот он повернулся, отвернулся, отмахнулся, да просто чихнул – и рвется связь времён…. А здесь…На этом мерцающем экране…В это сумеречное время…Только мы…Нет – скорее только они…Не мы…Неуклюжие, со своими занозами, со своими амбициями, со своими невысказанными желаниями…Мы – как дети, которые пока ещё не умеют говорить, а могут только плакать, когда им больно или хочется кушать… Да, пусть будут Они…Они…Они шли друг к другу…Они знали, что это будет, эта встреча… Подробности… Какие подробности можно рассмотреть в луче солнца?…А ведь он и дает радугу цветов!…Подробности…Меня хватает только до поднятых рук над плечами… И до спрятанного лица на груди… Дальше – слёзы…Чёрт его знает – зачем, отчего… Такие уж мы женщины – невразумительные… Нет, конечно я знаю, что будет дальше…Я даже отчетливо знаю, чего бы я хотела больше всего…Того головокружения, когда действительно душа с душою говорит…Через всю поверхность тела…Я хочу почувствовать твою грудь, твой живот, твои ноги своей кожей… Кожей своей груди, своего живота, своих ног…Когда вокруг тебя начинается огненная метель…В тоже самое время мороз бежит по коже острыми иголками, заставляя жмуриться и вздрагивать…Сердце рвется к другому сердцу…Так безумно сладко слышать этот стук, когда уже не понимаешь, чьё сердце стучит так громко… И руки, руки, руки….Оплетают, гладят, скользят, дурманят, уводят, уносят через время, через миры, через судьбу…Навсегда…В этот миг это действительно так…Только бы успеть напиться этого хмельного напитка…Только бы не сломать цветок, распускающийся прямо на глазах…Только бы верить – что впереди вечность… Тогда опускаясь на колени перед своим любимым, ты знаешь, что опускаешься перед чудом жизни…И касаясь щекой его плоти, ощущаешь биение этой жизни…В этот миг приходит время истины…Самоё яркое, праздничное ещё впереди, но…Этот миг – это чистое, совершенное счастье! Это счастье во всей его полноте, ещё не замутненное ничем…Ещё только манящее обещанием…Как ожидание Нового Года…Как ёлка, которую внесли с мороза, но ещё не нарядили, а только развязали, чтобы она распрямилась и заблагоухала… Ах….Только вздох тихого восхищения… А поцелуи…Они как яркие елочные шары… Переливаются всеми цветами радуги…и каждый хочется долго-долго рассматривать, держать в руках и даже облизнуть, пока никто не видит.… Сердце заходится от восторга…И не страшно, что тебя могут не понять, посмеяться, просто обойти стороной… Съехали с тормозов… Как здорово, что Они ещё умеют это!…Они…Может и мы… Может мы и лучше умеем…Кто знает…Кто может знать себя завтрашнего?…Завтрашние мы всегда лучше себя сегодняшних…Потому что там мы такие, какими хотели бы быть…И значит там мы – счастливы! ................................................. А я всё стою за спиной…Нет, уже лежу на плече – притомился, однако, автор (авторша, как называешь ты меня, и я улыбаюсь)… Если даже сейчас позовёшь быть рядом с тобой, то просто уснёт этот автор, как пионер после трудового дня … Чего и тебе, милый мой друг, желает ото всей своей девической души…. И когда хотя бы повзрослеет?…Когда укатают крутые горки?… Всё! ….Не буду больше маячить перед глазами, а то за последствия трудно поручиться будет... И всё-таки счастье есть! Его не может не быть! И всё-таки и у меня!...

Dietrich: Спасибо Большое! Когда бы я был собой. Когда бы я мог понять. Свое желание жить. Твое желание лгать. Когда бы я был живым, Не статуей в старом парке Тогда б в поцелуе жарком, Припал бы к губам твоим.

Нюша: Dietrich пишет: Когда бы я был собой. Когда бы я мог понять. Свое желание жить. Твое желание лгать. не быть никогда собой собой - это просто кость желание жить? - постой, а будешь ли званый гость? а будешь ли складно лгать, когда на двоих весь мир? и будет ли сладкой страсть, когда лишь похмельем пир? ******************* спасибо, Дитрих, за Ваши отклики какие мы все разные и как схожи в этих разностях...

Alex: Нюшечка..... Счастлив тот, кому это написано. Я завидую ему, и плачу.. Совершенная чувственность, обжигающая, хрустальная... Там где живет тоска по настоящему а не кукольному... Люблю тебя Нюшечка, если можно было делиться счастьем, отдала бы тебе большую половинку.....

Нюша: Alex пишет: если можно было делиться счастьем, отдала бы тебе большую половинку..... если можно было б делиться счастьем, то куда бы девалось горе? разве день отделим от ночи? разве солнце с луною спорит? счастье вовсе не птица в цвете не постель в лепестках из роз ах, нет истины ни в ответе, ни в вопросе, лишь в количестве нужных доз!!!...)))) (вот! сама Будуркина виновата в такой концовке, не дала красиво насочинять!!!) пошла читать твоё шедевральное!!!!...;-)

Alex: Ой...От гениальности моей тока не заболей....

Нюша: Пишу тебе… Может быть, это начало нового рассказа… Может быть… Слушаю диск «Notre-Dame de Paris» на французском…Как ты и говорил… Ушло новое стихотворение…. «Нарцисс»…Прилетевшее тоже под эту музыку…Волны звуков, света в душе и мороза по коже. Хочется писать именно тебе… Почему? Ты будешь спрашивать? Будешь? Или уже понял это природное явление? Женскую душу? Полная алогичность и вечный сверкающий поток эмоций… Иногда несущий грязь, сломанные ветки и приметы несовершенства плоти человеческой… Но, для того, кто стоял у истоков, вечно новый, живой, рвущийся только вперёд, только к будущему… Всё, что вчера, всё, что осеняло душу черным крылом столетнего ворона, всё это только видимость... Квазимодо у них… Чудовище из «Аленького цветочка» у нас… И она, Она, приходящая… Из башенки…из-за моря…из сплетений электромагнитных потоков, обволакивающих планету кружевной Сетью…Но ведь Она!….Не надо смотреть ей в глаза и гладить её волосы...Она не может ответить тем же…К сожалению…К счастью!…Она – ветер, приносящий с моря голос Бегущей по волнам…. «Я спешу, я бегу! Трудно ли вам, темно ли вам? Я могу быть рядом Пусть будет светлее на этом пути!»… Он так короток, путь этот! И так труден! Если не знать… Если не верить…Мы лишь дети!….Мы плачем, не понимая, где болит и почему…Мы бьёмся, не понимая бесплодности своих усилий, в большое хрустальное окно, через которое нам видны прекрасные поля забвения и райские кущи….Но хрусталь – это стекло с добавлением свинца… Не разбить…Тонкий звон отчаянья закладывает уши. И не хотим знать, что «и это пройдёт»! Не хотим, не можем!….Не быть одним! Не быть белой вороной! «Из серой массы не выделяться»! К сожалению, дальше слов не помню… Была такая песня… А душа, Душа – Золушка!…Прежде чем ехать на бал, надо…Много чего надо!… Сам помнишь!И когда наконец, вот он - тот час! Вот оно - то одеяние! Вот они - те хрустальные туфельки…Из того самого тяжелого стекла…А ты устал…И она устала…И зеркало (пусть даже и хрустальное) говорит – постой, старина! Это уже не для нас!…На балу жизни надо верить в чудеса, а нам нечем верить…Нечем! И смысла не видим в этом!…Пусть тыква остается тыквой, и мыши – мышами… И мальчик, который только учится быть волшебником, пусть не тратит на нас свои нежные слова…Уж мы-то знаем жизнь…Не надо!…Не надо…Не надо?….Но почему же «грустны глаза твои, судьба, пуста сума для подаяний»?…Мы должны подать? Или нам? ……………………………………………………………………………………………………… Девочка позвонила в дверь квартиры. В случайную дверь. Наверно потому, что она (дверь) не отвечала стандартам евроремонта. И попала на кухню….О, эти советские кухни! На которых немеркнущий свет и тепло души русской пробивались через плотный дым сигарет, запах жжённого кофе и нехитрого мотива расстроенных гитар! Девочку накормили. Дали посидеть, отдышаться, согреться... Расспросили. Но что может рассказать заблудшее дитя человеческое? Брошенное, да наверное никогда и не удерживаемое самым родным существом на Земле…Скорее всего, обычная «плечевая»… Горестно…Невыносимо… А люди на кухне спрашивают хозяйку квартиры – кто это? Не знаю – отвечает она…Недоумение в глазах, вопрос на устах…Эх, вы, люди! Ведь только что говорили о сущности человечности! А сами! ……………………………………………………………………………………………………. Говорить, говорить…Всё равно, что пытаться познать страсть, бросающую двоих на «жаркие пляжи Любви»… Пытаться познать, при этом занимаясь стыдной детской игрой… А если просто прислонить к себе эту давно не мытую детскую голову…Заглянуть в глаза…В эти уже не детские глаза! Ведь она - наш ребёнок! Ведь мы живём здесь и сейчас! Не будет у нас другой планеты! Не будет другого времени для жизни! Не надо нам отбивать свою планету от межзвёздных захватчиков! Не надо! И слава Богу! От себя бы не пришлось отбивать! От себя – косноязычных, от себя - хромых, уродливых, корчащихся от боли! Не замечающих своих гноящихся ран! За что, Господь, покинул детей своих? Да и есть ли ты? Если бы тебя не было, то надо было бы тебя придумать! Вот ведь как! И мы ни при чём! Всё в руках Господних! А у могилки на краю почему же так жить хочется?! И обещать хочется, что не будем искать благ материальных, а только дышать позволь, только смотреть в это небо голубое! Чьи ещё глаза смотрят с другого берега Вселенной? Да и смотрят ли?.. ….Закрой глаза. Закрой. Включи погромче! Чтобы вибрация музыкального центра (о, какая крутая система!) обрушивалась на тебя как майская гроза!! Чтобы родиться наконец, родиться, а не путаться в вечной пуповине, задыхаясь! Пусть кесарево сечение, пусть! Но пора! Пора!Жестокие схватки сотрясают тело твоей матери…Какой? К чему риторические вопросы?….Глаза твои всё-таки открыты. Поэтому ты и видишь всю неприглядность этого действа! Роды! Работа – трудная, иногда очень, иногда страшная невыносимой болью…Болью, которая срывает с тебя личину человека и бросает под ноги бесам …И только рвущаяся плоть…Стремящаяся то ли отпустить, то ли удержать… Кто знает…Но роды всё равно завершатся… По-другому просто не бывает. Как говорили нам, с уже опустившимися животами (предвестниками приближающихся родов), с тоской и тревожным ожиданием взирающим с надеждой на врачей, по большей части совершенно равнодушных к нашим, бестолковым с их точки зрения, страхам, никто ещё из роддома беременным не возвращался… Поэтому не будем о грустном… И если грусть – то только светлая… И если надежда – то не последняя… И если мечта – то прекрасная… О прекрасной мечте... О мечте! Нужна ли она? Да и есть ли она? А вот представь – просто ты знаешь адрес, телефон, имя. Просто знаешь – как знаем даты праздников. И как знаем, что они – эти праздники - приходят неизбежно. Впрочем, также неизбежно и уходят. Но с постоянством, вызывающим зависть по поводу их непреклонности в части появления на листочках календаря, наступают снова и снова…И вот она – Мечта! В этот Новый Год, в этот День Рождения, на это 8-ое Марта, да и что греха таить, на это 23-е февраля случится, произойдёт, свалится, обрушится, снизойдёт!… То самое!…Стыдно признаваться не то что другим – самому себе стыдно! Стыдно иметь детскую веру в Чудо?! Стыдно?! Зачем же имеем? Зачем заглядываем на дальнюю страничку, зачем ставим тайный знак на красочном календаре? Разве это и не называется мечтой?.. И вот эти кусочки доказательства чужой жизни – эти нехитрые оспинки на твоей душе (не болят, но помнятся) – эти протянутые нити-паутинки, эти лучики чужого Солнца, эти руки,этот сияющий свет из рук Бегущей по волнам – разве это не Мечта? Разве это не то, ради чего я плачу по вечерам, смотря на мерцающий экран и торопясь сказать эти смешные детские слова?… Разве это не то, что дает силы жить на этой планете? И иметь свою Родину, свой язык, свои песни! И знать, что это же имеют еще 4 миллиарда живых, всё ещё живых, пока ещё живых! А сколько их в просторах у нас над головами? И склоняясь в сладком томлении и в так и непостигнутом таинстве взаимного притяжения, не приближаемся ли мы к тайне бытия? Не обретаем ли утраченные крылья падшего ангела?Не возвращаемся ли во времена вечного детства в садах Элизея? И не есть ли наши слёзы то самое святое миро? Вопросы, вопросы, вопросы….Лавры Гамлета не дают покоя, однако… Что ж, отвечает на них каждый сам…Чем помочь? Да и возможно ли? Да и нужно ли?…. Могу только любить изо всех своих слабых, бестолковых, женских сил… Любить!…Кого? Не это важно! Жизнь! И понимать, что ничего нельзя вернуть! И знать, что всё всё равно кончится! И закрывать глаза, когда рядом проходит она – в черном плаще и с косой! И не проноси мимо меня чашу эту, Авве Отче! И я буду Женщиной на этой земле! И значит – я буду с вами… И буду петь вам детские песенки…И буду утирать ваши слёзы…И плакать над сломанной дощечкой из заборчика, которым героиня одной знаменитой некогда пьесы пыталась огородить бедный садик с цветами в заштатном городишке с маленькими людьми, нет, с детьми, не понимающими, почему нельзя топтать цветы… Вот ведь на что меня подвигли эти 40 минут музыки… Улыбаюсь…А дежурный ангел залетел на чашечку кофе…И опять его опыт никому не пригодился… Но… Хорошо, что он на дежурстве! Как-то спокойнее на душе, на сердце, на жизни… Что скажешь на это, друг мой? Утихло немного? Веришь, что и женщина может быть другом? Улыбаюсь ... Сквозь слёзы... Надеюсь ... На ...

Dietrich: А где-то загорается окно Там ждут невозвратившихся из лета. И не дыша совсем, плывет планета Как кадры в обучающем кино. А Дитрих читал это утром. Он не сварил себе кофе и был зол. Он всегда зол когда кофе заканчивается. Но, идти за пачкой не было ни времени, ни желания сейчас будет очередная встреча с очередным заказчиком. Беготня и бред. Та самая суета, что выжигает из наших душ все волшебное и заставляет иронизировать и надевать улыбчивую скалящуюся маску. В один мрачный момент своей жизни Дитрих просто принял для себя правило верить в волшебство. Просто верить. Просто знать, зачем жить. Что бы ни было. Но это не спасает от суеты. Суета, страхи, одиночество. А иначе Дитрих бы не просматривал этот маленький странный форум каждый раз, когда он не может что-то решить. Не искал бы там ответов. И не находил бы. И пусть, все здесь написанное, давно известно и понятно. Открыто им с блеском в глазах, как маленький драгоценный камень истины в синей глине сомнений уставшего мрачного сердце. Пусть… А к черту! Пафосно? Я пафосен. Так как не умею показать серую гниющую материю этой каждодневности в которой нужно, просто необходимо остаться собой. Вот среди этой безнадежности опасных факторов непрочности фундамента, неграмотных конструкций и серого асфальта. Просто остаться и еще стать. Тем собой, что будет рад даже отсутствию кофе. Чудо? Чудо будет. Сегодня наверняка. Оно уже случилось. Текст на мониторе набранный вероятно очень уставшим и незнакомым человеком. Еще одна галочка в графе наблюдений, что чудеса существуют. И черт с ним, с кофе. Спасибо вам!

Нюша: Dietrich пишет: А где-то загорается окно Там ждут невозвратившихся из лета. И не дыша совсем, плывет планета Как кадры в обучающем кино. плывут материки как миражи заледенелой грусти и печали и сказок запылённых тиражи нас до утра в безмолвии качали на лодочке придуманной любви под парусом искусственных желаний и рыбок золотых - лови иль не лови - нам хвостики махали и махали.... ;-) но всё-таки, мираж - это то, что где-то существует и просто отражается с помощью неба? ********************************** ... По всему телу горят ожоги от поцелуев. Ты встаёшь, одеваешься, улыбаешься мне и выходишь в коридор. Закрываю за тобой дверь, иду к холодильнику, встряхиваю пакет и наливаю пенящийся сок в кружку с ярко-рыжими подсолнухами. Подхожу к окну. Серебристая машина радостно вопит при твоём приближении, с услужливой готовностью распахивается навстречу и уносит тебя в край вечного холода, блистающих айсбергов и бесполезно-синего неба, тебя, так и живущего с льдинкой в сердце. Наверное, это очень больно... «Там нет мази от ожогов» - каждый раз шутишь ты и закрываешь мои губы ладонью, когда я тянусь, чтобы поцеловать тебя на прощанье... В моём холодильнике есть баночка с такой мазью. Но она до сих пор не открыта. Как ты думаешь, почему?

Нюша: выстраиваю на песке по кирпичику, по камешку украшаю пушинками, цветочками, ленточками соломки побольше там, где упасть, помягче чтобы да вот только не пропасть бы, не пропасть в сугробах в стороне, дорога в которую вымощена … мощи твои укладываю, запелёнываю, занеживаю не словами - словечками, пальцами - пламя на свечках, а жар от печки речкой, ой, жар ломит, косточки ноют, стонут, тонут в омуте боли, то ли будет ещё, то ли нут-ка, милок, ковшик холодненькой из родника что ли родинка, и другая рядом – родина всё же, да только нас, непутёвых ли, ей надо? а кого же? родненький… родненький… отрада и ладо… тоненько – и-и-и-и-и, в ответ – т-и-и-и-и-ш-е-е-е, не то услы-ы-ы-шат, полный ушат вразнос и на мороз а паровоз то не дошёл до станции, не дошёл до той, где та самая остановка – нет такой станции, чужое всё и неловко то, что выстроено ими, коровы жалобно - в-ы-ы-ы-м-я-я-я-я, нет молока-а-а-а, и глаза в пол-лица - укором скоро, скоро кончится всё, дроля, доля такая наша, мужицкая доля - банька по-чёрному, вороньё закопчёное, и под лучиною песню кручинную запевать отпевать - отмывать - отмаливать Родину

Dietrich: Salut! Русь. Так далеко. Не удержать. Не назвать нежно. Кто ты? Нищий ребенок в рваной дешевой одежде? Кто ты! Голубоглазая бездна, бессчетной отваги боя? Кто ты… И я, отверженный, здесь говорю с тобой. Кто ты? Дух территорий вечный и переменчивый, Тесно с моей историей кровью и снегом венчанный… Кто ты?! Но безответна маленькая босая. Я отдаю монету, дар ее принимая.

Нюша: Жизнь перейти, как поле, и тропинку забыть, чтоб не свернуть назад, и небу обжигающую льдинку простить, не опуская взгляд...

Dietrich: Береженого берегут. Нежно, бережно, как дитя. Тонко нежно, помнят и ждут Охраняя от бед шутя.

Eos: Не быть услышанным.. Не сметь позвать.. А просто.. Хочу смотреть... И видеть глаза...

Нюша: бережно на ручки берут, бережно смотрят в глазки, ах, пусть будет поддельным уют, и пусть будут лживыми сказки, но забыть и забыться на миг, на секунду, на год, на жизнь, и построить шалаш из книг, и дышать лишь тобою, лишь...

Нюша: Ждать не писем, а ветра среди полудённого зноя в духоте от истрепанных истин и в зеркало злое в королевстве кривых зазеркалий смотреться в надежде - ждать не слов, а похожести в шаге, в одежде. Мой двойник, проходящий границы и грани, мой герой, чьи знакомы и слёзы и раны, мой оставленный в детстве потерянный брат, чьё наследство алой розой цветёт, и в чьё падаю сердце...

Dietrich: Эдельвайс Или к Герде. Скажи! Разве я не прекрасен? Самовлюбленный цветок, На серой кепи моей. Держись! Я иду к тебе слышишь? Мой поход не напрасен! В королевство снегов и теней. Только треплет сомненье Искаженному зренью, Не опознать. Моя славная Герда Не отыщешь на карте, Расчлененная память молчит. И истрепаны гетры Я под солнцем и ветром, Но стучит!

Нюша: Ты ведь не знаешь, зачем я бываю лживостью ласк, обещаний, разладов? Ты ведь не знаешь, зачем обрываю венчики связей бесстыдностью взглядов? И, отрицая объятья соитий, книгу поваренных буден листаю, чтобы смешать соль от терпких наитий с пресными днями и выкормить стаю самых пылающих, чудных пожарищ, что выжигают круги среди жизни и рассыпаются звездами... Знаешь, как это страшно, когда - лишь бы, лишь бы...



полная версия страницы