Форум » Литературный салон » Еos » Ответить

Еos

Eos: *** Ты придешь осторожно, посмотришь в глаза, Я забуду, что должен тебе рассказать, Я забуду мелодию брошенных слов, И не вспомню мотив сочиненных стихов, Ты придешь, разбудив меня как ото сна, Ты - вина моя, боль, немота, тишина...

Ответов - 365, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Chandra: Привет! Мы рады твоему пришествию

Eos: Наконец-то это свершилось! Я стала поправляться и уже вешу целых 45 кило. После 42 кг это очень здорово. Надеюсь, что не расползусь, как тучка по небу.

Chandra: Eos пишет: Я стала поправляться и уже вешу целых 45 кило. Ой, ты меня пугаешь

Eos: Я витамины стала пить "Алфавит - биоритм", теперь вот хоть божий вид приобретаю. Мордочка появилась. У меня рост 156 см, поэтому не так страшна была, как представляется. Но лучше все-таки ближе к 50 кг. Это у меня от стресса великого, долгодлящегося. И стихи поэтому зело пронзительные.

Chandra: Смотри личные сообщения - красный конвертик мигает наверху слева

Eos: А как мне тебе тоже личное отправить?

Chandra: Видишь внизу поста написано - правка, профиль, ЛС - это личные сообщения, поосвайвайся с кнопками. Ты можешь прямо из личного ответить мне, нажав Re

Eos: Техника в руках дилетанта - груда металлолома.

Eos: "Как лист увядший падает на душу..." Цурен Утратишь черты человеческие, Прощай, мой ангел небесный, в саван одет, Как ребенок спеленутый, Больше не будет ни горя, ни бед, Осыпятся листья увядшие На землю пустую, Будет зима, скоро будет зима. Я листья рисую, Листья рисую сама.

Eos: *** Время капает в ладони тихо, не спеша. Что-то хочешь, что-то просишь ты, моя душа. Обернись дымком прозрачным,к небу улетай. Там найдешь, чего ты хочешь - и покой, и рай. Со Стихиры выцарапываю старое.

Alex: Привет, Эос! Очень рады тебя видеть, слышать и читать!!!

Chandra: Эос, а у тебя сейчас полярная ночь?

Eos: Нет, уже вышли из нее. Выравнивается постепенно день с ночью. Например, сейчас уже 6 вечера, темно уже. Позавчера после урагана светило солнце, между прочим. А мы от него уже отвыкли. И сегодня солнце было. Так день будет прибавляться, а ночь отступать. Потом войдем в полярный день. Солнце будет висеть в небе и не опускаться за горизонт. А сейчас пока и луна, и солнце могут быть на небе. Мороз большой.

Chandra: А ты давай нам фотки покажи в путешествиях. О чень интересно . ты ж вроде говорила, если я не gnef.? что у тебя из окна горы видно.

Eos: У нас очень красиво, и, наверное, че-нить скину из того, что есть. А гора - вот она, и в хорошую погоду красота неописуемая, только непосредственно из окна в полный рост девятиэтажка серого цвета. А за ней в хорошую погоду видна верхушка другой горы.

Eos: Утопает гитара моя в океане малиновом. Вечер. Эта песня – звук колыбельный, эта встреча с тобою – вечность.

Robi: Растворился звук в цвете и понеслась комета нежности в бесконечность полярной ночи.

Eos: Летят осенние листья-бабочки, листья-бабочки, листья-бабочки, Летят и кружатся листья-бабочки над непокрытою головой, Порыв – и кружатся, снова падают, под ноги падают, летят – и падают, Наощупь мягкие, а запах - коричный? - Живые бабочки, само собой… А помню – детское, - кусочек шелковый, кусочек шелковый сел на цветок С веселой вышивкой В оттенках – коричных?- Из листьев вырезанный королек. Летят осенние листья-бабочки, над непокрытою головой, Летят - и падают листья-бабочки, живые бабочки, само собой…

Robi: "кусочек шелковый сел на цветок" !!!!!!!! В теме "Дети" фотосалона есть фотография девочки с бабочкой на ладони.

Eos: Сегодня ночью двадцать минут клинили листики и бабочки. Зима на дворе, снега по уши.

Eos: Помни о крови моей, Это – твое небо, Помни о плоти моей, Съеденной вместо хлеба, Это – твой светлый рай, Рай без конца и края. Только не умирай, Я ведь не умираю.

Eos: Я очень долго болею. Мама дает пить какие-то микстуры и порошки. Они горькие и невкусные, но я уже к ним привыкла. Иногда мама не спит всю ночь и сидит у моей кровати. Я сплю мало. Или совсем не сплю, когда уже совсем плохо становится. Внутри меня происходит что-то, и врачи с этим борются. Гудит голова, а во рту – противный вкус, вкус болезни. И ее запах. Он неприятен мне. Я научилась ощущать, как течет время, – оно медленно тянется. Когда болезнь крепко сжимает меня, я думаю – скорей бы заснуть, чтобы стало легче. И время застывает вокруг, останавливается, хотя я слышу, как тикают часы на полке: «тик-так, тик-так…» За окном – ночь, и болезнь сочится к ней от кровати по половицам, стекает через окно и заполняет темноту. Неприятно, что даже подушка пропитана болезнью, и даже простыня. Это все из-за моих снов. Я хочу заснуть – и боюсь этого. Во сне я всегда сижу на берегу моря рядом со своей разбитой лодкой. Кругом галька, море и я. Однажды, давно, в моем сне появилась мама. Она шла с распущенными волосами по кромке воды и куталась в серый платок. Вокруг летали белые чайки и тоскливо кричали. Мама подобрала гнилой кусок доски от лодки, и я услышала ее голос. Она сказала, что не может сделать лодку целой. Лодка разбилась давно, еще до моего рождения, и ничего исправить уже нельзя, совсем нельзя, не в ее силах… Я просыпаюсь. Мама сидит возле моей кровати, глаза у нее уставшие. «Пить хочешь?» - спрашивает она. «Да» - шепчу. И струйку воздуха в моем горле судорожно сжимает болезнь. Даже воздух мучается, воздух, который касается меня. Мама приносит воду. Протягиваю обе руки. Дрожь передается кружке, и вода выплескивается на одеяло. Так проходит ночь, еще одна ночь, и еще… Я остаюсь одна со своей лодкой. Лодки становится все меньше и меньше, море уносит куски. Значит, я никогда не смогу отсюда уплыть на ней. А когда лодки совсем не станет, я подойду к морю, и волны будут накатывать на мои босые ноги мягкими и теплыми волнами. Потихоньку войду в воду и поплыву. Запах болезни покинет меня навсегда, и будет пахнуть морем. Море пахнет только морем.

Черкашин: я помню этот замечательно-пронзительный рассказ.

Eos: *** Я очень устала, и некуда деться, Последний кусочек отколот от сердца, Отколот от сердца, и ночью в постели Собрали кусочки – и все рассмотрели. Вот этот кусочек – он умер не сразу, Болел, очевидно, любовной проказой, И если смотреть в него – солнца не видно. Обидно… А этот – израненный, - Боже, как больно, Как лезвием бритвы, - опять же – любовно, И если смотреть в него – красные пятна, Но только не солнце. Понятно… А этот – бесцветный, прозрачный, как слезы, Наивно рифмуется: слезы – и грёзы, Любовные грезы, хрустальное скерцо, Наивный кусочек, наивное сердце. …Всю ночь собирали – и все рассмотрели С тобою на мягкой измятой постели.

Robi: Часть, отколовшись от души, Страдает в вечной преисподне... --- Только шаман сможет за ней спуститься и вернуть, тогда человек выздоровит.

Черкашин: грустное стихотворение...

Chandra: Вспомнила своё детское стихотворение : Не грустите, любимые люди. Видит бог, нет причин для тоски. Вот приходит Художник - он будет Терпеливо клеить куски Из разбитых на мелкие части Наших глупых сердец, а потом Улыбнётся крылатое счастье И мы все примиримся на том.

Черкашин: самая замечательная, хрупкая и мудрая, маленькая и такая большая, с праздником.............. поздравляю! могу наговорить всякого бреда хочу не говорить ничего знаю одно пусть обойдут беды город Ваш или Ваше село важно дышите как Вам угодно важно будьте во всем свободны делайте думайте все беспокойно знайте что есть у Вас поклонник

Eos: Игорь, я Вас крепко-крепко обнимаю.

Черкашин:

Eos: *** Ты - это слово моё, Слышишь меня? Я люблю! Капли росы на цветах- Слезы мои о тебе. Будет сомнения боль, Не ошибись, уходя. Я забираю с собой Первые капли дождя.

Eos: *** Ты соткана из лепестков цветов, Из алых роз моих и белых лилий, Из песен эльфов и текучести ветров В осенней ткани - белой паутине.

Eos: *** Тихий ангел ночной С нежной бархатной кожей, На виденье похожий, Оставайся со мной.

Черкашин: знаешь бывают ночи многих других короче дни бывают нежданные так же как ночи желанные где бывают кому даны часто и письма скомканы

Eos: Имя мое на песке нарисовано Ветер сдувает пылинки с небес Губы искусаны в кровь, эта солоность- Слезы реальности в мире чудес

Robi: Слезы реальности в мире чудес Наташа, поздравляю с открытием этой строчки! Когда-то и я написал из похожей области, что седина - это пепел сгоревших иллюзий

Eos: Это старое, знаешь, нелады в семье, сильная усталость, маленький ребенок.. и написано было быстро, очень быстро, просто строка за строкой. Только первая строка была "имя твое на песке нарисовано..."

Eos: Я на коленях перед каждой каплей боли, Боль... оглушает пульс, в висках звеня. Есть сердце, слабое, беспомощное что-ли, Но есть. Поэтому нет смерти для меня.

Sanders: Может нужно подняться с колен? Это тяжело, но всё же... Наша жизнь - росинка. Пусть лишь капелька росы Наша жизнь - и всё же... Исса (перевод В. Марковой) сердце заботит временный этот приют твердое гибнет но появляются вновь капли росы на вьюнке

Dietrich: Heil! я очень долго желал попасть в общество таких волшебных людей и вот свершилось! ура!Спасибо вам что вы есть!

Chandra: Это приятно, но вы несколько пугаете своим аватаром. Вы вполне осознаёте дух форума?

Eos: Ага. Мы есть. Фотка - жуть.

Eos: Cыроежка-экспромтик: Вереница сновидений - ложь, Взмах ресниц - обшарпанные стены. И, пожалуй, лучше не найдешь Кружки кофе в вечности Вселенной.

Robi: И у меня Сыроежкин взгляд на жизнь. Только я люблю не кофе. Рад, что у тебя хорошее настроение.

Chandra: ОХ. мне как запало в душеньку!

Eos: *** Ты волосы уложишь бигудями, Накрасишься - и станешь симпатичной, С красивыми упругими кудрями, Торчащими немного хаотично. И ты теперь - мечта в глазах поэта, Почти влюблён, и потому страдаю. Ищу ответ - и не найду ответа, За что судьба такими награждает?

Eos: Заверни меня в белый плащ, Чтобы я не смогла убежать. Защити от имеющих страсть Боль творить. Я устала страдать. И в таинственном тихом лесу Будем вечно под небом ходить, Собирает эльфийка росу, Чтобы смог ты меня напоить Отнеси на руках, где темно Средь высоких стеблей тубероз. Кружевное травы полотно Холодит. Я устала от слез. Засверкают одежды на мне, И корона блеснет надо лбом.. Лоэнгрин, принц на белом коне С нарисованным белым гербом.

Chandra: Сказка..мечта. И так сладостно больно всегда.

Eos: солнце ручьи стекают в тундру покрыты черной пудрой спрессованные временем снежинки

Eos: Я хочу подарить тебе ножнички, Блестящие маленькие ножнички, Что срезают тоненькие ниточки, Вылезшие наружу... То, что соткано - Все было так задумано, Кем-то обязательно задумано, И красиво, Черт возьми, задумано, Может, просто ты устал уже?

Robi: Когда-то я написал в чем-то созвучное: http://www.stihi.ru/poems/2004/10/07-02.html

Eos: *** Время течет назад, Рысий увижу взгляд, Тень рыжеватых ресниц, Дикую степь и птиц. Помню о том – прошло Только десять веков, Тонкие, как стекло, Видно следы подков. Из сотен тысяч снов Выбрать хочу в судьбе Пересеченье миров, Чтобы попасть к тебе

Dietrich: На ниточках живого серебра 20.11.05.j. Игрушек детских нервные улыбки И в детские ладони собирать Останки снов, скользя в тумане зыбком. Приди, пряди, я вымою ладонь, Я буду ждать твоих волос мерцанье, Но лишь туман. Не после и не до. - яд дождика, ласкающий сознанье. Фонарный столб – мой пьяный эшафот. Как карусель, летящая по кругу. Пряди, приди, придет и мой черед, Когда дождинки, обратятся вьюгой.

Dietrich: Я могу для тебя воскреснуть, Ты же видишь, какое небо, Я могу! Пожелай, потребуй! Воском плавится неизвестность. Я могу для тебя вернуться, Из бесследно ушедших в осень, Из песчинок, что в поле носит, И безвременью улыбнуться. Я из самых простых соцветий, Собиравший живые знаки, Здесь, дыхание дарят маки, И играет судьба на флейте. Я могу, обернутся птицей, Ясноглазой, огромной тварью, И пропахший огнем и гарью, Призрак в дом тебе постучится.

Eos: Это очень, очень, очень красиво, Дитрих.

Dietrich: Не все Дитрихи одинаково вредны. Некоторых можно использовать по прямому назначению… Ты когда-нибудь читала легенду о Дитрихе Бернском? Я смеялся до слез, когда читал, очень там безумный персонаж и даже чем-то со мной схож. Средневековый эпос это прекрасно. Надо будет перевести для тебя современных германских авторов. Время идет, а люди не меняются. От современной поэзии то же ощущение, что и десяток веков назад.

Eos: Воооооооооооооот! Очень даже здорово. Хочу читать все, что нравится Дитриху.

Eos: Философия света, философия тьмы, Три часа до рассвета, три часа до зимы. Философия счастья с суетой пополам, Если все в Твоей власти, что останется нам… Философия гнева, философия страсти, Ангел с именем «Ева» и рубец на запястье.

Кирстен: кажется...короткое стихотворение, а добавить даже нечего...выраженная идея полностью...

Eos: Борт Рейс 612 Последнее прощание… Прости. И грохот поднимающейся птицы. Упасть бы на колени и молиться Все километры – этим и спасти. Слезами вымыта до блеска полоса Она и боль моя уже неразделимы, Любимые улыбки, голоса Как в кинохронике – все мимо,мимо, мимо Последнее прощание… Прости. Да надо же беде такой случиться! Тебе – навечно в небо, мне – молиться Все километры долгого пути.

Eos: В начале всех времен летал Великий Дракон по Вечному небу. Летал он себе там, летал. Взмахи крыльев его сильны, взор очей светел, и все такое. Летал, наслаждался полетом. Наполнялся чувством свободы, наполнялся, - и переполнился. Песню запел. Звуки песни полились в Пустоту, и родила Пустота Землю, и небо над Землей, поднялись высокие горы – острые пики, образовались глубокие моря с голубыми лагунами. Появились на земле драконы – дети Великого, и люди, – забава для драконов. Ночью на бархатном небе сверкали яркие звезды, построившись в созвездия, и блуждала луна. А днем яркое солнце преломляло свои лучи через теплый дождь, образуя множество радуг. В общем, все было классно и существовало в совершенной гармонии, неописуемой и безусловной. И захотелось Великому рассмотреть, что же за существа бегают по полям, по лесам, строят смешные хрупкие домики и убегают от его крылатых детей. Облетел Великий Землю, – не видно, точки какие-то, - слишком высоко. Если ниже, – размах крыльев большой, того и гляди, – зацепится за горный пик, кубарем посыплется вниз, – костей не соберет, да и мировая катастрофа опять же… Но.. Охота пуще неволи. Снизился. Рассмотрел-таки: - смешные шкурки нацепили, детишек к груди прижимают, прячутся.. Загляделся даже! – бац! - зацепился крылом за пик острый, царапнуло Великого. Пролилась кровь, выпала красным дождем на землю. И случилось вот что. Родились дети с плотью человеческой, но кровью Дракона. И выпал первый снег.

Robi: Какая интересная сказка! Люди с кровью Дракона были людьми с горячим сердцем. Благодаря этим сердцам человеческие слезы стали быстро исчезать, испаряться и, поднимаясь к небу, превращаться в снег, выпадающий на Землю, принося ей чистоту, покой, обновление и надежду.

Eos: Песня ветра, шелест крыльев, Воплощенье старой были, Как в тумане волки выли, Подчиняясь злой подсказке. Как с небес спустились утром Ярко-огненные краски, И привиделся кому-то То ли лик, а то ли маска. Божьей воли завершенность- Птица-женщина в наряде, Полуруки-полукрылья, Полуперья-полупряди.

Dietrich: Нам бы верить, нам бы помнить, Не забыть и не проститься, Чтоб пророчество исполнить, Что бы сны могли присниться… И не пить отныне горечь, Не черпать холодной грязи, И увидеть ровно в полночь, Как цветет цветок на праздник.

Eos: У тебя очень красивая лирика, Дитрих. Это большая редкость у поэтов.

Dietrich: Это, сливаясь в ритм, с сердцем звучит моим, Этот парадный марш и триумфальный гимн. Выше! Превыше меня! Значимей, и сильней. Я не боюсь огня, быстрых войны коней! Только диктует сон, тонко бормочет боль, Спи, успокойся, стой… Полный вперед! Ja wohl!

Eos: Черный ангел, что ходишь за мной по пятам, Как привязанный, крепко притертый ко мне. Я служила цветам, а теперь только острым шипам, Что впиваются в плоть, заставляют ее пламенеть. Я ступала всю жизнь по твоим раскаленным углям, Ты баюкал в ночи смоляным леденящим крылом, Черный ангел, что ходишь за мной по пятам, Заставляешь рыдать и скорбеть об ушедшем, былом. И мне некуда больше, мой ангел, уйти от тебя. Все пути то ли скрыты, то ль стерты отважным никем, Не молчи и не стой, нервно четки свои теребя, Над душой. Ее нет,значит, больше не будет проблем.

Eos: *** Налейте вина! Бокалы - до дна! Мы выпьем за то, что мечта нам дана, Мы выпьем за горечь растраченных слёз, За то, что слова принимаем всерьез. За то, что любовь обжигает огнём, За то, что вообще рождены и живём. За строки, упавшие в стих невпопад, За то, что писали мы их наугад. За то, что не слышат, когда говорим, За то, что мы сами без мысли творим. За радость счастливых распахнутых глаз, За то, что мы их предавали не раз, За слабое сердце, что носим внутри, Мы выпьем за всё, а теперь - говори...

Eos: Ты так же дышишь, как и я, И так же любишь, как и я. И так же горько, как и мне, И так же страшно, как и мне. И так же больно за тебя, Как больно за меня тебе.

Chandra: Eos пишет: И так же больно за тебя, Как больно за меня тебе. Это стихотворение я не знаю.Здорово!

Кирстен: Eos пишет: *** Ты придешь осторожно, посмотришь в глаза, Я забуду, что должен тебе рассказать, Я забуду мелодию брошенных слов, И не вспомню мотив сочиненных стихов, Ты придешь, разбудив меня как ото сна, Ты - вина моя, боль, немота, тишина... всё исчезает, когда рядом ОНА...

Eos: В бескрайних просторах синеющей выси Мерцай удивительным светом, звезда. Не мне потерять, но не мне и приблизить Тебя, мое счастье, никак, никогда. Пути, где проходят твои караваны, Нет сил одолеть, и не мне одолеть. Мой милый, мой светлый и самый желанный, Не встретить тебя, и не вскользь посмотреть. Восходит луна на темнеющем небе, Иль солнце встает, освещая пути, Мой милый, мой светлый, и где бы ты не был,- Не встретить тебя, никогда не найти.

Eos: Ангел, ангел, твой сад в запустении, Завяли роскошные ране цветы, О, серость, надменность и рваные тени Квадратов и арок. Оплот пустоты. На землю бросаю полночные блики, В саду разбегайся, братва, кто куда! Здесь царство печали унылой, безликой, И щурится глазом кровавым звезда Ангел, ангел, твой сад в запустении, Я помню, как крылья твои шелестят. Сюда призываю другие виденья, В свой вечно любимый и призрачный сад.

Eos: *** Время капает в ладони тихо, не спеша. Что-то хочешь, что-то просишь ты, моя душа. Обернись дымком прозрачным,к небу улетай. Там найдешь, чего ты хочешь - и покой, и рай. Отдохни от разных мыслей, силы наберись, И спустись ко мне на землю, мне на землю, вниз...

Eos: *** Моя безнадежность, мое одиночество... А может, мне тоже чего-нибудь хочется, А может, простится, поймется, допросится Моя безнадежность, мое одиночество.

Eos: Поплывет кораблик белый с розовой водой. Видно, справится не каждый Со своей бедой. Ярко-красные мониста, Тело чисто, дело чисто. К берегам Святой Земли Приплывают корабли.

Eos: *** Что было – забыто, Слезами размыто, Разбито, пропито За милую душу. Вынь сердце мое из груди И послушай. Не смей забывать! Ни позвать, ни сказать… Дотронуться бы, Да нельзя. Только я, Как же я, Что же я, Где же я…

Eos: Иногда у меня бывает такое настроение.

Chandra: Вау, мы боимся :

Eos: А иногда такое...

Chandra:

Eos: Люблю Лялю. Я никогда не стала бы Еos, если бы не Ляля. Ляля, ты - крестная мама моих стихов.

Robi: Уже сколько лет живу в интернете, а такую золотую душу, как Ляля, встречаю впервые.

Chandra: Роби, просто мы с Эос выдержали небольшие бои в одном любимом нами месте.

Dietrich: Точки соприкосновенья, Растяженье и скольженье, Измененье - отторженье. Верность - неповиновенье. Я люблю твое сиянье! Я люблю твое свеченье, Через толщу льда и мщенья, Всплывшие воспоминанья… Если зеркало ответит, Если вечность улыбнется, То в твой дом любовь вернется, И тебя слезами встретит. А на карте - исчисленья. А на карте лишь заданья, Наша гордость и страданье. Смерть, что стоит промедленья. Точки летоотсеченья, Расчлененье, прогорание, И с осколками паденье В тайный танец увяданья. А в твоих ладонях бьется, И тебе за все ответит, Это сердце, что смеется, Утонув в холодной Лете. Это утро, что негромко Свою музыку нашепчет, К барабанной перепонке Что бы стать смелей и легче. Точки. Соприкосновенья. Оправданья и расстрелы И огонь текуче – белый, Этот символ всепрощенья. Точки. Дни. Невозвращенье… Dann.. ein Gescheink.

Eos: Скопировала твое стихо на листик и сейчас буду много-много раз его читать, а потом усну. У нас уже ночь.

Chandra: ну вы даёте Спасибочки.

Eos: Если б все по правилам - здесь бы не жилось, Хлебушка не кушалось, ночью не спалось. Ставлю табуреточку - все же не достать Райской сливы веточку - Богову печать. Расплету я косыньку и зажгу свечу, На огонь волшебную строчку нашепчу. Если б все по правилам - сердцу не болеть, По чужим страданиям, как лучинка, тлеть, Не мечтать о небыли, не жалеть о нем, Близком ли, далеком ли, собственном, чужом. Солнышко и небушко, матушка-отец, Ах, из райской веточки - да на мне венец.

Chandra: Eos пишет: Если б все по правилам - здесь бы не жилось, Хлебушка не кушалось, ночью не спалось. Ставлю табуреточку - все же не достать Райской сливы веточку - Богову печать. Расплету я косыньку и зажгу свечу, На огонь волшебную строчку нашепчу. Если б все по правилам - сердцу не болеть, По чужим страданиям, как лучинка, тлеть, Не мечтать о небыли, не жалеть о нем, Близком ли, далеком ли, собственном, чужом. Солнышко и небушко, матушка-отец, Ах, из райской веточки - да на мне венец. Ой, какое хорошее!!славное аткое

Eos: Я его в комментах на "микрофоне" буквально экспромтом писала, прямо в инете, а потом только вывесила как самостоятельное.

Eos: Маятник, маятник, Время - песок Струйкою белою Наискосок Ссыпет в ладошку Немножко Самую крошку И все.

Dietrich: На русском это звучит так. Это очень старая обрядовая песня, мелодию, ты знаешь. Баю, баюшки, баю. Воин спит в чужом краю. Не вернется он назад, Смотрит тьма в его глаза, Баюшки баю/шки бай Я скажу тебе прощай В ковыле земли чужой, Сладко спит любимый мой.

Eos: Утратишь черты человеческие, Прощай, мой ангел небесный, в саван одет, Как ребенок спеленутый, Больше не будет ни горя, ни бед, Осыпятся листья увядшие На землю пустую, Будет зима, скоро будет зима. Я листья рисую, Листья рисую сама. Помни о крови моей, Это - твое небо. Помни о плоти моей, Съеденной вместо хлеба. Это - твой светлый рай, Рай без конца и края. Только не умирай, Я ведь не умираю. А я помню ковыль. У бабушки в степи - по папиной линии бабушка - ковыль. И земля там говорящая.Степь любит поговорить.

Eos: *** И тишина рождает звук, Тоска устами пьет надежду, И облака клоками рвут Ночые ветры, как одежду.

Eos: *** Блуждая в закоулках собственного Я В бесплодных поисках надуманного счастья, Не замечаем счастья Бытия Как высшей радости, заботы и участья. Не надо звать судьбу - сама догонит. О том, что будет, знает только Бог. А с неба звезды сыплются в ладони, И бродит по траве Единорог.

Eos: *** Помолчим...помолчим. Мы устали с тобой. Мы устали мириться с упрямой судьбой. Отошла в суете радость праздничных дней, Вкус и запахи длинных желанных ночей. Мы устали любить, мы устали страдать, Мы устали надеяться, верить и ждать.

Eos: *** Дождик капает, жду понедельника, Можно душу свою успокоить. Где же взять мне такого бездельника, Чтобы смог все прилично устроить? Я отдам ему все драгоценности, Что коплю для небесного счастья. Защити от уныния бренности, Прояви свое, Боже, участие.

Eos: Очарование уходит, словно дым. Уходит радость, в нелюбви сгорая. Мой рай земной убог и нелюдим, И что теперь осталось мне от рая...

Eos: *** Кап!- Капля упала С лица моего На поверхность жизни, Звук входящей слезы В сладкую реку, Всхлип в приглушенности сумерек, Плач о любви К человеку...

Eos: *** Пришла сегодня Ко мне во сне, Безумном сне, Желанном сне. Горели руки, Как в огне, Моем огне, Твоем огне. И запах тонких Твоих волос Как запах роз, Как запах роз...

Eos: Подкралось утро прямо в пекло битой лампочки, И тихо замерло, подслушивая нас. Твои пушистые ресницы - крылья бабочки, Бросают тень на леденеющий анфас.

Eos: Чудесным свежим утром, Раскрывши один глаз, Увидела я в профиль, А может быть, в анфас: Четыре пьяных ежика И семеро мышат, Носы, хвосты и лапки На пуфике лежат. Какое безобразие, И с чем таких едят? Глазами только хлопают, Общаться не хотят. И где-то так к обеду Мамаши в гости к нам, По попе надавали По ёжам и мышам. С набитыми задами Притихшие сидят Четыре трезвых ёжика И семеро мышат.

Eos: *** Жили-были простофили, Пили-ели, ели-пили, Под столом пешком ходили, Наизусть стихи твердили. И однажды, и однажды Взяли кисти,взяли клей, Домик склеили бумажный И нарисовали дверь. Долго-долго шла покраска Светло-синим, желтым, красным, Домик сделали с трубой, Выкрашенной в голубой. Дождик к вечеру закапал, Домик красками заплакал, Зашатался, наклонился И тихонько...развалился!

Eos: В большом лесу тенистом, Где воздух чистый-чистый, Где воздух чистый-чистый, Живет колючий еж. Другого лучше места, Такого лучше места, Таинственного места, Пожалуй, не найдешь. Душистые цветочки, Упругие грибочки, Коряги, ямки, кочки – Как в сказочном лесу. В кустах крапивы жгучей Сопит, шуршит колючий, Забавный еж колючий С росинкой на носу.

Eos: Сияет роса на травинках, листочках и паутинках, Бежит по ней солнечный зайчик, сверкающий яркий такой. И нежный ребенок Наташка играет с подругой букашкой, Упрямой и глупой букашкой, сбегающей быстро домой.

Eos: Мой друг повис на ниточке, На ниточке повис. Печально смотрит на меня, С тоскою смотрит вниз. И где найду ему батут? Зачем искать батут? Ведь паучки не падают, И тут не упадут. По ниточке, по ниточке Паучьей поднимись, И сверху, с перекладинки, Мне мило улыбнись. Мой рыцарь, мой рыцарь На белом коне! Опять, паучок, Ты ползешь по стене! И вдруг побежали Испуганно лапки, За ними – вприпрыжку – Ужасные тапки. Ужасные тапки Торопятся в бой, Но ты не так прост, Мой отважный герой! Тебя я от тапок ужасных Спасу, И в баночке В сад за окном отнесу. Живи, не печалься, Отважный паук! Ведь я для тебя – Самый преданный друг.

Dietrich: Я дерево. Думаю, дерево дуб. Живу я на краешке тихого моря. Но знаю, за морем живет лесоруб. И мне замышляет он страшное горе. Таких - же как, я и меня самого. Он пустит на мебель чужих интерьеров. Я буду стоять как нелепый комод, Стареть, рассыпаться и портить им нервы. Скрипящее дерево – вредный предмет. И дама хозяйская спятит наверно. И мужа убьет, и вонючий скелет, Заточит на век в мои темные недра. О! месть моя будет сладка и пьяна! Однажды откроются все преступленья. Хозяева дома напьются вина. Вина с мышьяком, для мышей утешенья. И рухнет старинный бессмысленный род. Их замок в забвенье и пепел прибудет. А пламя иль тлен древесину сожрет И вечность меня не за что не осудит. Я снова свободу свою обрету. И буду как ветер трепать чьи-то кроны, А после, из желудя вновь прорасту, Что б слушать соленой воды перезвоны.

Eos: А вообще-то очень жизнеутверждающее стихотворение, даже с мышьяком и скелетиками в шкафу! Классная сказка! С точки зрения дуба все справедливо, между прочим.

Dietrich: Поэтому и сложил к тебе. Решил что это очень к твоему миру относится. Я вообще не причем, этот стих сам написался, я утром с первыми строчками проснулся без всякой концепции. Мои симпатии тоже на стороне дуба… С улыбкой твой Дитрих.

Eos: А у меня стихи тоже сами пишутся. Со строчками в голове просыпалась много раз. Как правило, потом эти строчки начинают командовать мной: запиши...запиши...запиши нас. вот такое стихо вывалилось из меня в 19 лет, не успела даже сообразить, что проснулась, а уже надо было вставать записывать: В тебе есть все: И мыслей глубина, И светлое прозрение веков, И низость дна, И высота полета облаков. А потом только соображаю, что же именно наваяла. Стихо "поплывет кораблик белый" вообще во сне сочиняла, чес слово. Снится мне, что строчки складываю. От осознания этого факта проснулась ночью - помню строки. А записать не захотела. Игры в поэзию по ночам - это под настроение, подумалось мне. Повернулась на другой бок и уснула. На другую ночь ситуация повторяется, все это дело будит меня. И тут я понимаю, что третья ночь будет такой же. Встала со злостью, записала чем-то на чем-то, сказала строчкам на листе: нате вам пожалуйста! Дайте поспать!

Dietrich: Строчки они такие. Мой первый стих явился ко мне во сне когда мне было семь лет и звучал он примерно так. Любовь и верность нас навек соедини, Пускай ты мертв но мы поверим в чудеса! О милый Джекерд, вознесись на небеса! Во мне отныне пусть живет твоя душа! Я был маленький и Джекерд был моим псом, и сдох, предательская дворняга. Я очень переживал. Не смейся!))

Eos: Кстати про собак. Прочувствовано мной до глубины души. Поясняю. Летом (отпуск у меня всегда летом, 80 дней отпуска. работа такая) лечу к маме. В село. Ростовская область, там, где Дон протекает. Степи и все такое. После Норильска. Травка, бабочки, домик с садом, огородом. Цветочки. И вот в одну прекрасную отпускную ночь какой-то плохой человек (редиска) бросает нам под забор в заросли шиповника новорожденного щенка. Обращаю внимание на факт новорожденности. Отпуск мой был оригинален. Через каждые два часа - теплое молоко из пипетки (потом наловчилась маленький одноразовый шприц без иглы использовать), перерыв на ночь - 4 часа. Смена пеленок, подмывание, массаж животика (их мама вылизывает, а я же вылизывать вроде не ... ну, не приучена щенков вылизывать, а это неотъемлемая часть ухода за малютками - чтобы газики всякие отходили, елки зеленые), а также проверка по ночам - не выпало ли существо из теплого места, не уползло ли куда). В общем, пока дошли до супа, я уже была в режиме. То, что выросло, потом меня через 2 года узнало с ходу, и, по-моему, собакой он до конца не стал, все считал себя человеком. Достаточно мне было спросить : это что за фигня? почему ты себя так ведешь? - строгим голосом - очень расстраивался и долго переживал. Но! Продолжение следует Я говорила, что приехала через 2 года? И он меня узнал? Под нашим забором однажды посреди отпуска запищали 3 новорожденных (новорожденных! меня этот факт убивает! Подержите 2 недели хотя бы! чтобы я с пипетками не носилась!) щенка - два пацана и одна девка. Бли-и-ин.... Опять отпуск в режиме. Зато таких слонов выкормила!

Dietrich: Heil! Сегодня радовал свою проклятую черную душу… Ходил весь, почти день, точнее ездил по оружейным магазинам. Теперь у меня еще две безответные любви…Это безумие. Я наконец сделал подарок своей девочке купил ей прицел теперь она с глазиком..)) Бойтесь меня! Я теперь совсем всех вижу! Получилось вот так… Правда очень красивое домашнее животное?

Eos: А что это за кинжальчик? Любопытненький.

Dietrich: Это штык – нож от 98к. я им что то заворачивал. По углам не мочится, сильнее отдачи чем у Мосино и звука громче( про винтовки конечно, я не чувствовал). G3A1 теперь действительно тяжелая; но не слишком. Всего, кажется 6 кг. Может и больше. Но она очень удобная. И потом! Это же не пулемет.. Вот пулемет! Он да. Он.. тяжелый. Ты любишь холодное оружие?

Alex: Просто невообразимая прелесть, читать с утра такие строчки, тему Эос.... Как будто сидишь в уголке, свернувшись калачиком, поводишь ушами и слушаешь неторопливую беседу двух людей... Эти люди.. Они такие славные... Мр-рам....

Eos: Красотка. Люблю сильных домашних животных ( особенно если они не писают по углам (воспоминания о кошке)) Все желания исполняются. Классная штучка. Я такой прицел знаю. Правда, это все очень тяжелое. Мне сложно это держать в руках. А отдача мне, пожалуй, плечо выбьет.

Eos: Ага. Люблю.

Dietrich: Я тоже! Моя мечта, это парадный штык из дамасской стали. Но они очень редкие и дорогие. Еще я люблю метательные ножи. Я вообще люблю оружие. Я от него радуюсь. Оно не предает.

Eos: Дамасская - да, естественно. Я держала в руках очень много хороших ножей. Ты умеешь метать ножи? И еще знаешь такое свойство ножа? - если ты чувствуешь, что на тебя прет очень плохая энергетика, чувствуешь, что она не твоя, и чувствуешь, что защититься сил нет, а впереди ночь и сон, - положи под подушку нож. Желательно не кухонный.

Dietrich: Конечно, знаю! Я все детство проспал с ножом под подушкой. Многое я делаю просто интуитивно, просто знаю. Знал, что можно доверять железу как себе самому, даже лучше. А если будет, совсем тяжело, можно порезаться немного. Кровь и железо лучшее волшебство. Еще огонь. Я язычник. Нет, по официальному вероисповеданию лютеранин, но когда видишь, очень сложно придерживаться правил чужой сказки.. Ножи кидаю. Да. Сейчас чуть хуже, раньше мог воткнуть все что угодно во что угодно. Тренировки нужны, что бы навыки не уходили.

Eos: Когда люди перестают слышать ангелов, ангелы дают в руки людям вещи-посредники. (Так, народ, читающий нас! Все, что мы пишем здесь - это большая сказка, правда, Дитрих? Должно же таланты где-то глючить! Нас глючит так. И эти вещи очень четко прорисовываются в волшебных сказках, например, такой мой маленький стишок: Крики, стоны, женский плач... Ты за мной пришел, палач? Страшно очень и темно, Мир с тобою заодно. За корсажем спрятан нож, Просто так не подойдешь! Рвется правды злая нить, Чтоб судьбу переломить, Слышен топот, звон мечей, Мой спаситель, поскорей! Ты впаял огнем, как встарь В рукоять меча янтарь, И никто не сможет впредь Меч волшебный одолеть. Ну, что-то типа этого. Поэтому не пугайтесь.)

Dietrich: Да не пугайтесь, вам все только снится заходом солнца вся ваша реальность обратится в тыкву… Поэтому не думайте, это всего лишь мы.. Только и всего.

Dietrich: О, ангел моих мелодий! О, друг моих струн и флейты! ты в воздухе на свободе, соткешь прозрачные ленты. О, ангел моих событий. Незримо, рядом идущий. Из пункта А в пункт прибытья, мой сумрачный рок несущий. О, друг моего металла! О, ангел моих сражений! Где ты так долго скиталась? Всем бедам в опроверженье…

Eos: Ты в воздухе на свободе соткешь прозрачные ленты... Это из сказочного мира... ну, моего. Сейчас расскажу. Идет девушка - похожая на видящую, может, она и есть. Много синего в воздухе, воздух плотен и наполнен чем-то. Но не день, нет, не день. Но и не ночь. А что? Не знаю. Кто-то видит, как она идет. поднимается на странный холм, поднимает руки. Всматривается во что-то, что течет возле нее, протекает мимо. Но это все невидимо. Только воздух странного цвета. Цвета сумерек, и немножко синего. Потом она начинает петь песню - или говорит так странно? Что-то выхватывает, и сплетает, сплетает между собой. Ткань. Видно, что это ткань, но все прозрачно и как-то... Нити тянутся к ней отовсюду, она их рассматривает, и выхватывает только те, которые ей нужны. Она всматривается и сама как-то определяет. Очень внимательно смотрит, что-то узнает. Ее руки непрерывно движутся, пальцы выхватывают нити и соединяют. И мелодичные мягкие звуки. Что это за песня? Ты знаешь ее?

Robi: Сон?

Dietrich: Не знаю. Песен много. Как-нибудь запишу свою флейту и тебе скину. Послушаешь. Плохо пишу нотами, хотя нотную грамоту знаю, но думаю, в десятки раз хуже твоего юного сына. Такие мелодии, они обычно очень простые. Постараюсь ближайшее время парочку накидать. Вся мая музыка она очень простая, и та которую слушаю и та, тем более та, которую играю. Я подумаю.

Alex: Дитрих. на форуме есть раздел в музыке - Наше творчество. Если запишешь, скинь туда для всех.

Eos: Неа. Как воспоминание.

Eos: *** Cон это, шёпот, А лучше - молчание. Я - и напротив. Противостояние.

Eos: Роса упала утром на траву, - Я сном, как сладкой памятью, живу. А снег - лишь лилии, холодной красотой Смиряют с явью, прочной и простой. Небесный свод над сном застыл, повис, Белесыми глазами смотрит вниз, И яркий снег. Как лилии мои, Мой путь назад, мои святые дни.

Eos: Крошечные эльфы на цветах, Светотени чудные творенья, Пусть живут в несбывшихся мечтах, Кладовых чужого вдохновенья. Хрупкий сон, как бабочка, красив, Напоён волшебным ароматом.. В сладких грёзах, веки опустив, Дремлет мир, придуманный когда-то.

Chandra: Красиво..мечта..

Robi: Глубоко прочувствованный стих - 5+. По мне так "чужого"заменить на "немого", но это только мое субъективное прочтение.

Eos: Гудят в моем саду шмели, Цветы ничьи, ах, где мой сад? Стекают синие ручьи, Стрижи летят, стрижи летят. Вечерний луч коснется вдруг Старинных стен, Как смена сцен. В ворота стук, несмелый стук – На путь измен.

Eos: Чудесным свежим утром, Раскрывши один глаз, Увидела я в профиль, А может быть, в анфас: Четыре пьяных ежика И семеро мышат, Носы, хвосты и лапки На пуфике лежат. Какое безобразие, И с чем таких едят? Глазами только хлопают, Общаться не хотят. И где-то так к обеду Мамаши в гости к нам, По попе надавали По ёжам и мышам. С набитыми задами Притихшие сидят Четыре трезвых ёжика И семеро мышат.

Eos: Брожу по тенистой аллее, И, словно молитву, шепчу: Ненужной я быть не умею, Ненужной я быть не хочу… Упрячу в ладошки потерю, Как боль от любимых и злых. Приручены образы-звери В аллеях тенистых моих.

Chandra: Так тебя и вижу - маленькую и сильную, с бледными ручками и теплыми ладошками

Eos: не всегда получается быть... сильной. Маленькой получается, сильной - нет.

Eos: Я сейчас родилась, я сейчас появилась на свет. Этот праведный вздох, этот первый вопрос и ответ; Как прекрасно лицо в отражении первого дня: «Что хотела, скажи? Почему.. ты не любишь меня?»

Eos: Ночь на жертвенник возложить Серой сталью ножа полоснуть Разольется желанье не жить По распластанному нутру. С кровью черной стечет рассвет Смерти нет после этих ран. Позади – десять тысяч лет. Впереди белый-белый экран. Пульс убитого болью виска Отсчитает мои грехи. Больше я не вернусь никогда На ладони чужой тоски.

Robi: Сильные чувства в стихе!

Eos: Ага. Да, вообще, я не всегда понимаю, как получаются мои стихи. Вернее, никогда не понимаю.

Eos: У культового писателя Чака Паланика в повести "Призраки" есть замечательный отрывок: "Земля - это просто большая машина. Огромный завод. Фабрика. Представьте себе полировочный барабан, который крутится без остановки, 24 часа в сутки, семь дней в неделю. Внутри - вода, камни и гравий. И он все это перемалывает. Полирует самые обыкновенные камни, превращая их в драгоценности. Вот, что такое Земля. Почему она вертится. А мы - это камни. И все, что с нами случается - все драматические события, боль и радость, война и болезни, победы и обиды - все просто песок и вода, которые нас разрушают. Перемалывают, полируют. Превращают в сверкающие самоцветы."

Eos: Я, наверное, скоро умру, Больно мне, как же больно мне. Босиком на холодном ветру Побежала к тебе по траве… Память жесткой рукой сомнет Чувства слабой груди в кулак. Мы ведь знаем, что все пройдет, Только хочется – чтоб не так. Я, наверное, скоро умру. Розоватый холодный рассвет… Побежала к тебе по траве Босиком, а тебя – нет.

Alex: Эос. То что ты умрешь, это бесспорно. Но я против слова "скоро". Ну, потерпи малость, что тут осталось то? Лет семдесят.. (Это я всегда так говорю когда коленка одолевает )

Chandra: Но эта строчка так легко читается и вообще какая-то классическая..

Robi: Для меня и вот эти строчки звучат классически: Мы ведь знаем, что все пройдет, Только хочется – чтоб не так. Хороший стих - цельный. Такой стих, как сон - тронь одно слово - растворится, как туман. Молодец!

Dietrich: Я здесь, под снегом и листвой… Под тонкой сеткой хрупких веток. Мое лицо измятый слепок. Как лед, оплавленный водой. Я здесь! Мои глаза мертвы. А волосы, гнилые змейки, Увы, мне не найти лазейки, Из этой вражеской зимы.

Chandra: А в стихотворении Дитриха классическая строфа вот эта: Я здесь, под снегом и листвой… Под тонкой сеткой хрупких веток. Мое лицо измятый слепок. Как лед, оплавленный водой. Просто потрясающе. Я бы вторую строфу отбросила и оставила так.Тем более, что слово "вражеской" всё портит.

Robi: Я шел вчера задумавшись по лесу..., и вдруг кто-то на меня посмотрел. Уверен, что изумительный стих Дитриха о нем, и я хочу его показать:

Chandra: Снимок впечатляющий

Dietrich: Потерянные, желают иметь облик. Потерянным нужны глаза, что бы в них заглянули. Но они потеряны и оттого бесплотны и беспомощны, бродят в тоске своей они, не ведая о потере. Безглазые, призрачные, безответные. Не останавливаясь для отдыха и осмысления, так как мысли их тень от трав под ветром и скользкая паутинка, а усталость, что же, усталость их тяжелее скал и свинцовых скрижалей памяти, тяжелее больничных стен и острее шпилей разрушенных городов. Усталость их неоправданно тяжела. В порыве гнева и тоски калечат они стволы деревьев и камни, усталостью своей, желанием обрести лик. Тогда, живое крепкое дерево, меняет структуру плоти своей, изгибаясь болезненно, или проступает из его волокон страшный искаженный болью и усталостью лик. Дробят Потерянные и камни. Селятся так же в творениях рук человека, машинах или других предметах. И горе тогда хозяину если не разглядит он лик Потерянного. Но если зрением наделен живущий и черты узреть сможет будет служить ему бесплотный больной призрак верно и гордо. Пока не утратит всю боль свою и не обретет свободы. В древние времена Черные кузнецы манили Потерянных селиться в оружие. И убивало то оружие лучше прочего. Так как каждый Потерянный жаждет мести.

Eos: Мысли отрывисты, взгляды беспечны, -Жизнь бесконечна? -Да, бесконечна, Ветер упругий, воздух прохладный, -Время всеядно? -Время всеядно, В лике рожденья - смерти глазницы. Но повторится, все повторится. Это очень старый стих. Ему уже лет 20.

Dietrich: Поломай меня пополам, Плоть мою, пожертвуй в огонь. Я, так рад, что весело нам, Наблюдать за пляской агоний. Части света мне не к чему, Мне от детства только занозы, Подари мне, злую чуму, Это больно – значит, серьезно. Мне приставь, железо к виску, Это ласка, так получилось, Застрели меня, не рискуй, Нежность, в путах боли забилась.

Eos: Не провоцируйте нежностью. Чувственность, откровение, Теплой руки касание - Вскрытие, обнажение, Суть перелома открытого, Твердых костей дробление; Запахом острым пропитана Нежность как нападение.

Alex: о... Нежность, как нападение... Я пойду подумаю над этим.

Kermit: Такое впечатление,что это стихотворение о врачах написано,они бывают особенно нежными перед тем, как сделать больно.

Chandra: Kermit пишет: ,они бывают особенно нежными перед тем, как сделать больно. точно замечено

Eos: Я - тот, кто невидим, и тот, кто устал. Веревка не срезана - край перетерт. Я падаю вечно с обугленных скал, Желая тепла, становлюсь на костер. Я - путник, идущий по краю миров, И каждый не принял, отторгнул, кляня. Но я ведь не умер... но очень готов. Прошу. Умоляю. Убейте меня.

Eos: Волнообразные линии... Кудри у женщин с большими ступнями, С однообразно-безликими Серыми снами. Линия памяти - ровная, Четкость, продуманность линии. Прошлое - внутриутробное, Лучше - бессильное. Солнце нещадно палящее, Зелень... расхристанно-пышная. Я, как всегда, - настоящее. Только неслышное.

Eos: Синевеют в небе тучки, В небе тучки - на липучках. Прилепили как попало! Неба много, тучек мало.

Eos: Я беру воздушку.. Сказочный улет! Нет, а лучше - пушку! Заряжай! Вперед! В небе много пташек - Серых воробьев. Для таких Наташек Я на все готов! Будет дикий грохот, Бух! - по воробьям. Может, это плохо... Но не скучно нам.

Eos: Заина печаль, или откуда берутся несчастные хвосты. Зая вылезла из норки летним утром, прошлась по росистой травке и опечалилась. Мягкие ушки печально повисли по бокам печальной Заиной мордашки. Что опечалило Заю? Заю опечалило все. Печаль - это то, что Зая любила больше всего... Печальное солнышко поднималось над горизонтом, печальная роса покрывала травку, печальный ветерок ворошил Заину шерстку. И даже несчастный маленький пушистый хвостик печально торчал на Заиной попе.

Eos: Итак, что мы вспоминаем… Вспоминаем ласковое лето. Речка, васильки, запах высыхающей на солнце травы. А еще… еще барашки на волнах от ветерка. И солнце, солнце яркое, жгущее, и ветерок свежий. Да, свежий. Лодка с остатками высохшей тины и грязи на днище. Это я помню. Шум камышей. Стоит ли помнить такие мелочи? Такие неизысканные запахи? Это же не первая любовь, не волнующие встечи, в общем, совсем не то. Провинциальное, незначащее. Дорога, серая от пыли. Собаки , выскакивающие с лаем прямо на ваши ноги. Дурацкие, надо сказать, собаки. А что сверху пейзажа? Облака барашками. Белые, ватные, с серо-голубыми тенями. Плывущие под напором ветерка. Фата-Моргана, необычные фантазии. Мечты о желаниях и счастье. Хотелось мне на это облако… А потом, когда самолет впервые поднял меня к ним, то вдруг ничего чудесного я там не увидела. Чудо ушло, пропало. И теперь, когда я смотрю на облака снизу, волшебство куда-то делось или с окончанием детскости, или с потерей ощущения нереальности происходящего. Все реально и просто, к сожалению. Облака – это вода в особом состоянии по всем законам физики, которые к чуду не имеют никакого отношения. Даже наоборот, они лишают нас его проявлений. А детская Фата-Моргана, вычитанная еще у Андерсена, осталась. Волшебные голубые мотыльки просто теперь летают над цветущими тычинками и пестиками. А детство взирает на них с благоговением, пока не поймает в панамку . Потом пыльца с крыльев осыпается и –все. Мотылек становится просто красивым насекомым, а не летающим чудом и воплощением волшебства. И роса на траве раньше, в детстве, не так блестела под утренними лучами солнца. Казалось, что дотронься до нее – и она зазвенит.

Eos: Урывками все… Даже память – кусками Собакой свернусь У теплой печки. Огонь погаснет. Своими устами Я приговариваю тебя К вечности. Иди же. Иди. Не оглядываясь. Нет неба в алмазах, Есть просто небо. А жизнь – набросок, В потеках, смазанный, В руках растает, Как-будто не было.

Dietrich: Честь и верность. Честь для меня, Вечность, что вечность я свыкся с ней. Память, ах память? Доспехи сняв Спит бог агоний, на кромке дней. Поле пшеничное, говоришь? Теплая печка, чужих домов? Небо, что небо? Зубцами крыш, Съедены звезды его садов. Честь и вечность, к плечу плечом. Мир огромен! Открой глаза! Веришь ли? Детство с открытым ртом, Жаждет тебе свой мир показать.

Eos: Солнечные зайчики, Солнечные мальчики, Солнечные девочки, Девочки-припевочки. Растянуть по ниточкам, Разобрать по радугам Маленькое солнышко, Ведь оно не радо нам. Пусть не улыбается, Пусть уже не теплое, Пусть уже не солнышко, Только лишь название. Только очень хочется, Вдруг оно разбудится, Вдруг в ладошках мяконьких Нежно приласкается.. И опять засветится, И опять затеплится Маленькое солнышко- Маленькие радуги.

Alex: Эос... Мой отец был военным летчиком. И я точно знала ( и сейчас уверена) что на облаке есть волшебный перстень. Он почти был у меня в руках. но я никак не могла вести себя примерно три дня подряд а это было условие... Эх.. Не получила. А теперь знакомых летчиков нет, кто мне его оттуда достанет? Хоть я буду себя примерно неделю вести. Мне очень понравился текст. умный, теплый, четкий, летящий.. как крыло ласточки. А про печаль так я ваще ... хи-хи... просто мона сказать запечалилась за компанию.

Eos: Ну, у меня куча знакомых летчиков... И что? Ни-чи-во. Ой, какая история однажды телефонная у меня с вертолетчиком была! Ни в сказке сказать, ни пером описать! Он вначале рвался ко мне в гости (чужой человек, смешной такой, видимо), а потом заканчивал беседы политическими лекциями. Меня это слегка напрягало, поэтому попыталась объяснить, что не согласная я! С политическими его взглядами! о! Ларчик просто открывался! Меня назвали тупой. Я, конечно, не обиделась, - а вдруг это правда? Но с тупыми же умные вертолетчики общаться не должны, верно? И все!

Alex: Эос, есть люди, которые не подозревают о волшебстве. Да, мэм...Вертолетчики из их числа. Низко летают...

Chandra: Зая! Зая моя!! Така знакомая, така родная..

Kermit: Солнечные мальчики и девочки это люди ,у которых уже есть морщины. Доброта украшение жизни и ясное небо. Ты видишь солнечный дождь, как на детском рисунке, улыбаешься, так же и все предметы которых коснулись солнечные лучи меняют свое настроение и свойства. Глядя в зеркало ,ты скажешь это не морщины, а лучики солнца .

Dietrich: Heil! От ваших поражений, кривая улыбка. И гибкие морщины от выцветших глаз. А вечность, что там, Вечность. В движении гибком, С бичом из женской кожи, не позабудет нас! Тоже лучики от глаз… Простите за иронию. Не удержался.

Eos: Перегрызли толстый кабель Крысы, крысы, злые звери. Завелись в цветной коробке (см. «исправленному верить») Все теперь по распорядку: Книжки, сопли и тетрадки, Фотографии в альбоме, И большой медведь в кроватке. Что ты, Умка, что ты злишься? Мы тебе не грызли ухо, Не выдёргивали глазки, И котлетами кормили, И читали на ночь сказки… Отгоняй теперь от деток Крыс ужасных и с клыками, Чтоб не грызли злобно кабель, Ничего вообще не грызли, – В доме нет у нас ремонта, Вдруг завалится все сразу… Перебита вся посуда, - Ею мы спасали нервы. В общем, Умка, ты все понял.

Eos: Просто красно растечься Пятном на песке, Просочиться … не быть.. Все стереть, как картинку. Потерять то, что снилось, Сминалось в руке: Части света, полярность, Узоры, снежинки… Не держи. Не спасай. Растворяюсь в закат. Эта гнусная призрачность Ярких видений… Не хочу, не хочу Понимать и страдать, Уставать от безумной Игры светотени. Я сейчас ухожу… Будет след на песке… Просто нить ускользнула, Исчезла в руке.

Robi: Безысходности бред Пьют слепые умы. Завтра будет рассвет - Он взорвется из тьмы.

Eos: Пасибо... А вот это здорово! Стих должен быть эмоционален, импульсивен и красив. Откровенно говоря, если человек талантлив, то ему больше прощается. Ну, по крайней мере у меня такое отношение.

Robi: Если человек "талантлив, эмоционален, импульсивен и красив" , то ему все прощается.

Eos: О,Всеблаженная Мати! Радуясь и скорбя… Одета в белое платье, Чтобы воспеть тебя. Пусть песнь моя молитвою Коснется седых небес… Страданьем, кровью литою Я верую: Он воскрес. Моя печаль не в бремени, Она на дне души. Дай разум своевременно, И слезы осуши. О,Боже Всепрощающий, Терпеть по мере сил… Следы надежд растаявших Найди, прости, спаси.

Eos: Eos Немного солнца на дне тюльпана Строка Сары... Немного солнца на дне тюльпана, Так много света, что даже странно. И запах терпкий, и сладкий трепет Как эльфы нежной волшебный лепет. Пусть бьется сердце в сетях обмана, Так много чувства, что даже странно.

Alex: Красота.... Так много... что даже странно.... Люблю тебя, Эос

Chandra: Eos пишет: Немного солнца на дне тюльпана, Так много света, что даже странно. И запах терпкий, и сладкий трепет Как эльфы нежной волшебный лепет. Пусть бьется сердце в сетях обмана, Так много чувства, что даже странно. Моё любимое стихотворение, обожаю..

Eos: *** Налейте вина! Бокалы - до дна! Мы выпьем за то, что мечта нам дана, Мы выпьем за горечь растраченных слёз, За то, что слова принимаем всерьез. За то, что любовь обжигает огнём, За то, что вообще рождены и живём. За строки, упавшие в стих невпопад, За то, что писали мы их наугад. За то, что не слышат, когда говорим, За то, что мы сами без мысли творим. За радость счастливых распахнутых глаз, За то, что мы их предавали не раз, За слабое сердце, что носим внутри, Мы выпьем за всё, а теперь - говори...

Eos: Кстати, про любовь... Итак, ПРО ЛЮБОВЬ Сон это, шепот, А лучше - молчание, Я - и напротив.. ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Eos: *** Создай свой образ совершенный, И в чистоте такой души Вдруг отразится мир безмерный.

Eos: Eos Electrical axis Я сейчас родилась, я сейчас появилась на свет. Этот праведный вздох, этот первый вопрос и ответ; Как печально лицо в отражении первого дня: «Что хотела, скажи? Почему.. ты не любишь меня?»

Eos: Тишина ко мне в дом забралась, Примостилась на краешке стула, Насладившись печалями всласть, У меня на плече прикорнула.. А наутро открыла глаза, Изумленно раскинула руки, Словно силилась что-то сказать...

Chandra:

Eos: Вот. Именно оно. Только ему нужно недельку посидеть на помойке для абсолютной схожести. Вот. Оно сидит зачуханное.. на помойке.. и мявкает...

Eos: Вот теперь понимаете, как меня много? И такое все красивое! И ужасно живое... И если погибну в одном месте... то в другом обязательно появлюсь...

Eos: Утро. Солнце встает. Краткость прожитых лет. Нас поднимут с тобой, Поведут на рассвет. Там, в лесу – чья-то тень, Наколдованный бред. Обезумевший сон, Неначавшийся день. Ничего не скажу, Но закрою глаза. Отупевшая жуть- Под ногами роса. Под ладонью моей – Восемь прожитых лет. Мальчик маленький мой, Нас ведут на рассвет. Блики призрачных птиц.. Сотни вспыхнувших стрел… И по взмаху ресниц На восходе расстрел.

Eos: Мертвых солнц громада, Каменные звери, Все в кровоподтеках Ссор и недоверий. Вкусность безнадёги- странная услада. Я другим не буду, Мне другим не надо. В руки мне железо, Я сейчас на службе. С тела сердце срезал Как кусок ненужный. В камышах на речке Пусть гниет, как мясо С умершим сердечком Кто к нему привязан.

Eos: Eos пишет: Вкусность безнадёги- странная услада. Я другим не буду, Мне другим не надо. Ляля, мне иногда кажется, что склонность к саморазрушению - это мое состояние нормы. Такое вот постоянное безобразное состояние нервной системы. Сколько себя помню.

Chandra: Это путь Цветаевой. Мой путь ахматовский.

Нюша: Chandra пишет: Это путь Цветаевой. Мой путь ахматовский. а здесь они сошлись - все вместе, три великих поэта (именно три - Цветаева там незримо присутствует, ведь так, Ляличка?) О святое мое одиночество - ты! И дни просторны, светлы и чисты, Как проснувшийся утренний сад. Одиночество! Зовам далеким не верь И крепко держи золотую дверь, Там, за нею, желаний ад. 1910. Царское Село Рильке, перевод с немецкого Анны Ахматовой это моя молитовка ... на ночь... ;-)

Eos: Шевеление сомнений. Червяки Гложут душу, гложут тело, чудаки. Кто здесь мается от горя и тоски? Прям с разбегу, прям с размаху и с руки Зубки выбьет страшным счастьем. Все одно. Помнишь сказочку,принцесса? Суждено! А на веточке шелковицы скворцы, Молодцы, певцы, и вправду молодцы! Черны ягодки, а сладки, - и клюют. Вниз срываются дождинки с нежных тут.

Eos: Всадник Ветра свист - мимо,мимо, в ушах; Гони, гони коня, всадник! Гони! Сказка в быль вбивается с пылью, Сминается в прах, Плащ вразлет, отражение звезд На деталях стальных. Небу призрачно-черному Слиться с дорогою Неизменною, длинною,строгою И превратиться в путь, Растекаясь под ноги коню... Зверя мышц сплетение, Сила и напряжение.. За неимением чутких сомнений, Следствий, причин, утешений слушай же песнь мою!!! Cлышен лай...Свора псов. На охоте Боги. Край снегов и лесов В участи немногих. Чей-то рог затрубил, Утром в храме пусто... Мрачен, сер тлен могил, Но живых впустят! Торопись же на зов, Всадник, есть время! Ждёт тебя свора псов И Богов племя.

Eos: Eos&Dietrich (пока черновик) Здесь песни лиричны, и воздух прозрачен... Здесь песни лиричны, и воздух прозрачен, Здесь свет очень ярок, здесь свет очень ясен.. Здесь летнее солнце, и мученик-ветер Мечтает о море, где лодки и сети.. Не путает счастье, не путает снасти, Меня отвратит от беды и напасти; Волшебного ветра волшебные дети, Они облетели все сказки на свете, Они сберегли для меня мою радость, Которой, увы, так немного осталось. Испуганной радости самая малость Но все же осталась, но все же осталась... В ладошки шёпот.. ты услышишь. А тёплый ветер - ощутишь. Мой голос нежный - глуше, тише, Так шелестит весной камыш. Здесь белогрудых пташек много, Здесь нить доступна и открыта, Из камня белого дорога, Седого гладкого гранита.

Alex: Прелесть...

Eos: Чиво еще от нас с Алекс ожидать... Два синих алкоголика сидели на скамеечке, Два синих алкоголика считали три копеечки.. Оне писали песенки о белых одуванчиках, И пальчиками дырочки сверлили по карманчикам.

Dietrich: хочется постучаться так что бы не услышали не открыли ворота. я здесь. не замеченный вами не учуянный псами я весь это мрака охота. только бы не увидели хочется разрыдаться.

Нюша: Eos пишет: Два синих алкоголика сидели на скамеечке, Два синих алкоголика считали три копеечки.. Оне писали песенки о белых одуванчиках, И пальчиками дырочки сверлили по карманчикам. а третий ненавязчиво за кустиками прятался не писал в эти кустики, а песенки рассказывал, а песенки придумывал, чтоб были посмешливее, а песенки примуркивал, чтоб были шаловливые, потом набравшись храбрости и стиснув две копечки подсел к двум синим деточкам на краешек скамеечки и протянул доверчиво стишков помятых стопочку и до краев перцовочкой наполнил три головочки!!!!...))) ах, милая девочка с города дальнего! Эос, Вы меня совсем разнежили и распечалили своими словечками и столбиками строчек чудо что такое, сижу второй час, читаю Вашу страничку! голубые колокольчики в рассветных капельках зари - вот что такое Ваши стихи! умничка! человек, имеющий силы грустить и печалиться так светло и так ... эх... не побоюсь этого сравнения - прочувствованно-сосредоточенно - как маленький эльф, который найдет свою звезду и свою лунную дорожку в этом мире темных закоулков души и мрачных бурчаний желудков!!! розовых зорь Вам и отблесков Волшебного кольца! Сашуткин, наливай, прынцесска!!!

Alex: Не уш.... Завязала...

Нюша: Alex пишет: Не уш.... Завязала... а и молодец.... тогда пошли на лошадках поскакаем "мы юные кавалеристы и про нас былинники речистые ведут рассказ"...)))

Eos: Иногда мне кажется, что мои стихи ужасны и ограниченны, знаете ли, такой четко очерченный круг, за который никак не могу вырваться. А иногда читаю их с удовольствием, долго. Когда чувствуешь эту ограниченность внутри - это ужасно, неправда ли?Проведенная черта. Я была в вашей Уфе. Целый час. В порту. Белые самолеты и белые облака на темном небе. У Вас есть изумительные по ощущениям стихи. Я их увидела. У Вас изумительная душа. Выплески удивительной нежности в строчках. Поверьте, это большая редкость. Очень большая.

Eos: Истечение терпенья, Где запястья - ощущенья, Реки сини, белы берега, Не до оберега. Чем касаюсь - не рукой ли? Не щекой ли? Тлен навстречу - Ты зачем пришел? Не зван? Не ждан? С досок сложен В гроб положен. Ночь - полночь. Тени черные ресницы, Свет за тенью - Что не спится? С того света долог путь! Не зови и дай уснуть. Дай уснуть.

Dietrich: кто там в твою дверь стучится? мерещится или снится? с черными провалами тлена: волки съели плоть по колено, вместо пальцев белые кости, но пришедший чего то просит. он стоит и в двери стучится безголосый пришел простится, он безмолвный просит прощенья за такое свое возвращенье…

Chandra: Eos пишет: Ночь - полночь. Тени черные ресницы, Свет за тенью - Что не спится? С того света долог путь! Не зови и дай уснуть. Дай уснуть. Дорогая Эос! Мне так хочется сказать тебе что-то спокойное и хорошее, но кроме этого ничё не приходит в голову За зеркалом в ознобе тайны В предчувствии чудесной лжи Мы пленники любви случайной, Пока мосты не сведены, Пока в затерянных аллеях Дороги в дом мне не найти, Пока дрожит Кассиопея На зыби Млечного пути. Замысловатыми речами Обмануты не навсегда За этим зеркалом свечами Мы таем, таем до утра...

Анна Шелест: Eos пишет: Истечение терпенья, Где запястья - ощущенья, Реки сини, белы берега, Не до оберега. Симпатичная звукопись :)

Eos: Меня иногда с Цветаевой сравнивают - смесь Цветаевой и Гумилева. Но, мне кажется, это слишком высоко. Надо на своей полочке стоять.

Нюша: я о Цветаевой много читала мне она близка скорее всего как человек, а уже потом как поэт Ваши стихи, Наташа, из тех корней, они как тонкие веточки, на которых распускаются вопросительные цветочки... они с тревогой всматриваются в то, что вокруг, и беспокоятся - а вдруг не вовремя, а вдруг ещё будут норильские морозы и ветра, а вдруг они совершенно ни к месту, ни ко времени... а мы накрываем их ладошками (не прикасаясь, чтобы не сломать) и говорим тихонечко - ко времени, ко времени...:-) то что Вы называете четко очерченным кругом - это лишь круг света от лампы, а за ней и вокруг неё - тоже пространство, просто лампа очень яркая, ведь яркость определяется состоянием Вашей души в этот самый момент, вернее тем, что занимает её полностью именно сейчас... но наступит ЗАВТРА (которое необязательно наступает именно завтра), и свет лампы выхватит из окружающего мира что-то или кого-то нового... а цветут ли у Вас цветы с названием саранки? я помню это название по "Повести о первой любви" - книжки, горячо любимой мной в детстве пусть наши полочки будут плотиками для дальних заплывов по всяческим неожиданностям а ещё лучше - пусть это будет доска для серфинга!!! жизнь в целом и общем - это только пьеса, в которой мы сами и режиссеры и актеры... да и зрители наверное.... хотя.... иногда слышны и чужие аплодисменты, ведь так? ... Боги земли - они тоже хотят наших гимнов, Марина. Боги, как дети, невинны и любят, когда мы их хвалим. Нежность, Марина, - раздарим себя в похвалах. Что назовем мы своим? Прикоснемся дрожащей рукою к хрупкому горлу цветка. Мне пришлось это видеть на Ниле. Как спускаются ангелы и отмечают крестами двери невинных, так и мы - прикасаемся только к вещам: вот эту не троньте. Ах, как мы слабы, Марина, отрешены - даже в самых чистых движеньях души. Прикоснуться, пометить - не больше. Но этот робкий порыв, когда одному из нас станет невмоготу, когда он возжелает деянья, - жест этот мстит за себя - он смертелен. И всем нам известна эта смертельная сила: ее сокровенность и нежность, и неземной ее дар - наделять нас, смертных, бессмертьем... Райнер Мария Рильке Элегия (Марине Цветаевой-Эфрон) http://asa.guru.ru/lit/aboutmc.html улыбаюсь Вам и знаю, что сказать "Здравствуй, грусть!" - это путь к победе (сегодня смотрела передачу про Франсуазу Саган - очень понравилось и завело во всяческие дебри розовых облаков и сиреневых туманов)

Dietrich: В кругу света волшебной лампы для Эос. Друг, входи, вот мой дом старый, Это город, дней моих первых, Свет от теплой лампы – подарок Для пришедших сюда верных. Это лестниц истертых марши, И ворот чугунных орнамент. Мы намного их всех старше, Старше звезд, что звеня манят, Старше холода черной ночи, Старше льда в короне кометы, Одинокие, здесь меж прочих, Мотыльки, мы умрем с рассветом.

Eos: Немножко меняю тему. А то такие терзания... Надо чем-то разбавить. Неприличностями. Земли и неба больше просто нет, Свеча давно погасла в изголовье, Затлел в окне сиреневый рассвет, Мы нежно занимаемся любовью. Ее дыханье сладкое ловлю В изгибах губ своих, я снова пьян, Я пью вино серебряных глубин, Я пью вино своих раскрытых ран. Таких чудес тантрического сна Нельзя представить даже мудрой книжкой, В моих объятьях – тонкая она, В ее объятьях – трепетный мальчишка. А вечером я буду долго ждать, Я буду ждать, я для нее - один. Как трудно что-то новое создать На полотне написанных картин.

Eos: Как сказал один мой критик, "хорошая фонетика стихов у Вас". Чего есть, того есть.

Анна Шелест: Поддержувую

Eos: Ты не вспомнишь о хорошем, И расскажешь все дурное, Ты давно судьбой заброшен, Расстояньем успокоен. Дождь с утра стучал и плакал, Бился, жаждал мокрой встречи, Я в лоскутьях, как неряха, Не готова даже в вечер. Цапли спят на серой крыше, Бедный дом дождем залапан. Мои губы, губы-вишни, В пол-лица и поцарапаны.

Chandra: Eos пишет: Цапли спят на серой крыше, Бедный дом дождем залапан. Мои губы, губы-вишни, В пол-лица и поцарапаны. Это просто восторг , кровавое отчаяние. очень стих понравился.

Alex:

Eos: Песни Eos У маленькой куколки Золоты гусельки, Струн серебряных Чуден-дивен звук Нити шёлковы Ветер ткал-поткал, Обвивая вкруг, Одевал её. Звонким взванивал Колокольчиком, Тонки волосы Обихаживал: Пой же песнь мою, Нежна веточка, Переливом слов Оживи меня...

Dietrich: Salut! Безглазое, безымянное. Чучело полевое, Рыхлое и бездумное, С соломенной головой, В драном пальто, изношенном Снятом с цыгана мертвого. Ты как дурак здесь брошено, В дней золотых покой. Солнца цветы цветущие, К Солнцу так верно тянутся, Пьющие, Солнце ждущие В семя луч Солнца сплавиться. Но, чувствовать ты не можешь, Кожей из грубой рогожи, Пугай же птиц и прохожих Странный, нелепый сторож!

Alex: Дитрих, сильные строчки! Но почему не в своей теме?

Dietrich: Это контраст к «Куколке» и вещ, появилось благодаря Эос. Такой образ странный я же не умею просто про цветочки мне нужно какой-нибудь мерзости змей и белых магов… А стих это инверсия… «Инвертировать изображение?» «Да» …

Alex: "Инвертировать?" Да! "Вы уверены?" Да! "Может, лучше оставить, хозяин... Этот мир без инверсии непотопляем, И спасают его только краски. Цвета на палитре. Один только клик... Да я знаю, ты не привык. Ненавижу Pontone восемь три сорок три... Удали его, уничтожь и сотри..."

Eos: Дитрих, чудненько! Лохматое чудовище В заплатках, но с цветами, Наивными ресницами И розовыми снами Алекс! Еще чуть-чуть, и тебе уже пора будет на Стихиру! Мы заразительны!!!! Alex пишет: "Инвертировать?" Да! "Вы уверены?" Да! "Может, лучше оставить, хозяин... Этот мир без инверсии непотопляем, Это же просто умереть и не встать!!!

Alex: Хи-хи... Эос... не, я с вами... Миня тут любят, графоманом не обзывают.. ну разве ж только за глаза, а в глаза ни-ни...

Eos: Я вот думала, Алекс.. сейчас думала... талант - это то, из чего можно "взять". Вот. Читаешь и впитываешь. Учишься, что ли.

Chandra: Честертон сказал, что талант это тот, кто попадает в цель, в которую никто не может попасть, а гений тот, кто попадает в цель. которую никто не видит. Я услышала эту цитату случайно по радио и всю жизнь не могу забыть, она меня поразила своей точностью.

Eos: Я это знаю, слышала. Кстати, недавно. Меня тоже поразила точность этого определения.

Alex: О! Я тоже слышала! И недавно.....

Eos: На ладони три креста Пальцем дальше проведу Четкость белого листа И предчувствие: найду Проведу сквозь сад теней Через ветхость старых пут Разорву потоки дней Как ненужный парашют Пальцем- вниз.. Где синим путь, Где постель, Где лечь, уснуть... И по венам корабли Странных мыслей поплывут К берегам Святой земли, Где чудовища живут.

Eos: Как трудно, знаешь, просто жить.. Не до любви, Надежд и писем. Мой каждый день Увы, зависим Мой Спас Построен на крови...

Dietrich: День высокого огня. Ночь танцующих созвездий, Пересчет: «не до меня» До обетов с юной леди. Не о белых кораблях, что с колесами на волнах, Тьма запуталась в сетях, черных пауков голодных. Призрак, восходящий бред Незабвенного Ютланда, Волны прячут битвы след, Спит на дне морском команда.

Alex: Эос, детка.... Ты мой цветок, в пустыне, глоток воды в жаркий полдень, кондиционер в чилю, резной ганч на солнечных окнах. Я отдыхаю на твоих стихах как сухой листок чинары на облаке....

Eos: Не все так ценно, как можно представить на первый взгляд. Знаешь ли, я вот о чем думаю. Тут меня оставила только сказка Дитриха. Правда. Я просто представила, как на веранде разбивается окно от сильного ветра, и осколки валяются по всему полу.. Блики от утреннего солнца.. Многие вещи теряют свою ценность сразу, в одну секунду. Это ощущение внутри. И слова- они как осколки на полу. Даже вообразить нельзя причину, так что не гадай. Совсем не то.

Alex: Тебя оставила наша привязанность. Искренняя и серьезная. Просто она прикрыта слоем неловкости. Той неловкости которая не дает расплакаться на плече... Карочи, достали миня все вы. Рисую и врубаю панк-рок, отвалите. Гей-гей-гей, хали-гали! Гей-гей-гей, уражай!

Eos: Не.. я просто вот такая. Намного все хуже.

nesin: ….но я думаю, что дело было так: Мои губы, губы-вишни, В пол-лица и поцарапаны. На а зуб?.. он что, был лишний - Как на пластилин приляпанный! Зад - не заживёт так скоро ж! Сволочь он … Колхозный сторож…(всхлип.. всхлип...всхлип....)

Alex: Дядь Сережа, а че так никанструктивна?? Не, про сторожа не фига не годицца... А про зуп тем более. Нету Логики. Давайте еще.

Eos: Ляля, ты вообще неземное существо. Ты фея.

Eos: о, Несин!! Я Вас обожаю!!!! Я давно так не веселилась!!! Вы чудо!!! Вас не любят женщины?

Chandra: Ну, женщины как раз его очччень

Eos: да, дайте волю своему воображению,если где-то еще какие-то сложности.. !!!

nesin: ...почему не лубят?... лубят... иногда.... Лубовь девчонкам нужнее. Я лучше постреляю... по бутылкам за сопкой..

Alex: Но, но, Эос, ты поосторожнее))) Дохтур Несин Казанова тот еще.)

nesin: ... нет, ребята, мне "гения" подавай.. А Эос пишет - ей легче на душе, вот и слава Богу.. Но то что я вижу это только зёрна - стихи будут потом... Но могу спалить один проф-секрет: Поэт силён не текстом, а читателем.... Есть "читатель" - будет и поэт, нет - простите... придёшь осенью.. Мне проще было, меня просто назначили "Чукотским поэтом" ( я им стишок матерный написал))))

Eos: а я могу в Вас ножички покидать.. да.. у Вас какое оружие? Нарезное или гладкий?

Eos: о.. вы слышали? Я буду-таки поэтом!!!! А я не хотела!! Видимо, судьба!!!!

nesin: ...у меня???... У меня только зарегистрированных несколько стволов!... Вам какой??? )))

Eos: А если честно, таланту все равно,читают его,не читают, хвалят, ругают.. оно пишет и все..

Eos: Класс!!! Мне карабинчик с оптикой...

nesin: Eos пишет: Класс!!! Мне карабинчик с оптикой... ..есть такой!.. лёгкий карабин... в пятак с 30 шагов - как здрасьте...

nesin: Тихий ангел ночной С нежной бархатной кожей, На виденье похожий, Оставайся со мной. ....хорошее зёрнышко... вот и посадите его в горшочек своей фантазии.. стишок будет

Eos: Да, Сергей!! Вы действительно увидели, что у меня идет становление!!! Класс!! У меня сейчас очень переходный период!!! В смысле укладывание новых образов в строку. Или как там это называется...

nesin: Eos пишет: Или как там это называется... ..поза эмбриона!

Eos: Про ангела ночного я в 15 лет написала...

Eos: Во-во!!!!

nesin: ...я пишу три года. Год графоманил по чёрному.. Не надо боятся этого - все графоманят..

Eos: да я графоманю всю жизнь.. и никто не умер..

nesin: Eos пишет: да я графоманю всю жизнь.. и никто не умер.. ...беда только в том, что талант умирает..

Eos: и черт с ним, знаете ли...извините, это личное..про лося анекдот знаете? Я пью,пью, а мне все хуже и хуже... а вот еще какая интересная штука есть (не моя) мысль пришла лосю не вся мысль пришла лосю частями очень трудными путями ходят мысли до лося...

nesin: ..главное, что доходят.. иным и с этим не повезло... Но Витя Вуквукаврахтын мне другую сказку рассказывал...

Alex: А вот с этого момента поподробнее. И желательно - новой темой в Эрмитаже. Мы тут все любители сказок. Все отдать за сказку

nesin: ..Сказку Вуквукаврахтына я, конечно расскажу, но чукотские сказки надо понимать, а в данном случае я не хочу прослыть "пошляком" (кстати, что это такое - люди до сих пор не знают). Но саказку украинского "акадэмика" Дикого могу пересказать. Вот что пишет Гумилев (Открытие Америки): Где ж Колумб? Прохожий, укажи! «В келье разбирает чертежи С нашим старым приором Хуаном; В этих прежних картах столько лжи, А шутить не должно с океаном Даже самым смелым капитанам». приор Хуан! -возможно это шкипер Хуан де-ля-Коса. И нынешние "вчэные" доказали шо он хохол!... Это не кто иной как Иван Козак!.. Испанцы и Португальце пока не знают какая беда над ними нависла. Но пан Дикий (фамилия классная!) уже предлогает поделиться награбленным... Плохо то, что это не сказки... Я не утомил?.. мне правда на Аре легче, а тут как ни повернись - всё звенит... Но глядя на Алекса и Эос я за страну спокоен - хорошие язвы подрастают!... ))))))

Alex: Сережа, язвы давно уже выросли, стали красивыми стервозными животными и уже успели уйти обратно в дзен))))

Eos: уснуло небо а у меня бессонница первым встречным вчерашние сны раздаю

Eos: Луна.. ну что ты для меня..? Зачем светить, прозрачным мучить.. Я со стихиями разлучен И гасну даже в свете дня.. Не пожалей из состраданья Пусть буду здесь. Я буду здесь Надежды, милости, желанья - Чужая смесь. Мой риск -тонуть, Мой крест - страдать, И ты же боль одаришь словом Неисповедный путь живого Ставь раскаленную печать! Не пожалей меня, не надо. Наполни ядом.

Robi: Неисповедный путь живого - !!! Не пожалей меня, не надо. Наполни ядом. ------------------------------------ какая гармоничная рифма!

Eos: ну.. у меня иногда чего-то там выходит.

Eos: Рецензия Льву на Стихире.. которая не хочет туда помещаться... Ему жарко, и он хочет, чтобы приснилась зима..ну.. пусть приснится.. Пусть приснятся снежные холмы Крайних и далеких Северов... Ведь полгода этой вьюжной тьмы - К этому ты, знаю, не готов... Северных Сияний дикий свет И замерзлость сумрачных домов Это просто пламенный привет Крайних и далеких Северов...

Eos: Господин Несин, ну скажите же что-нибудь гадкое.. а то скушно...да! Черный квадрат - это из темы великой гениальной наглости.. и это скорее подтверждает мои те.. слова.. которые безобразие.

Eos: Бабушкину. Я опять - о расстановке сил... Где расположились наши судьи. И кого откуда ни спроси - Сплошь все звезды.. уж не обессудьте. Только где-то в вечной глухоте, Простоте, безумье прозябает, Богом позаброшенной версте, В ветхом доме, может быть, сарае... Он живет, мой критик и палач, Нижет в бусы капли виноградин, Выливает чувства в детский плач... И отстаньте все.. ну Бога ради...

Eos: Я прошу прощения за литературное слово, которое в первой строке.. Я прошу прощения... Задушите эту суку музу Сызнова страдать я не намерен Быть в поэтах - страшная обуза Разум "в хлам" и жуткие потери. Я сегодня полностью свободен! Сплю, пою, читаю и рисую. Я себе и счастлив, и угоден, Не кричу, не плачу, не тоскую.

Eos: Меня море тревожит, море, Я безумен сейчас, беспокоен, Очень болен, увы, очень болен... Хлопья пены - моя надежда, Родилась Афродитой - где ты? Мне навстречу - босой, без одежды, Чтоб потом ускользнуть на рассвете.. Я безумен, увы, беспокоен, И ничто уже не излечит. Поплыву миражам навстречу Утону, зацелованый морем...

Eos: Не быть услышанным.. Не сметь позвать.. А я просто.. Хочу смотреть... И хочу видеть глаза...

Eos: Да, Алекс.. исправь строку - "Быть поэтом... " на "Быть в поэтах... " пожалуйста.. а то черт знает что...

Chandra: Эосссссссссс, как класссссснннннноооо!!

Eos: Не быть услышанным.. Не сметь позвать.. А я просто.. Хочу смотреть... И хочу видеть глаза... Зачем.. руки..лучше..без рук. В зрачках - тени и белые блики Я умер? Убит? Неопознанный труп? Смешное параболой до великого. Выйдите все. Я останусь здесь. Зачем.. руки..пальцы светлые Кожа есть и касаний взвесь А мне не хочется больше этого...

Dietrich: …. Остаться без кожи в своем муравейнике мыслей. Распасться сомненьями на семисвете ироний И падают, плавясь в слоях непропитанных истин Цветущие символы остервенелых агоний. Он вырвал глаза, он рассыпался радужной пылью Он вычертил знаки в грязи госпитального зданья Он бредил кроша между пальцев осколки сознанья Играя скрипичным ключом у себя на могиле. А завтра. Да. Завтра он вышел в открытое море, Твоих сновидений, моя ясноглазая фея Он там утонул между штилем и штормом историй, Растаяв снежинкой в железном рычание зверя.

Alex: Ляля, я тебе говорила.... Я когда стихи читала эти в асе плакала просто. Эос, первый меня вообще потряс. Ты умничка, таких как ты больше нет...

Eos: Алекс, исправь.. Мне навстречу босой, без одежды, Чтоб потом ускользнуть ДО РАССВЕТА

Eos: ах, ты ангел мой.. нега.. усталость припасть к коленям.. теперь осталось... вальсируют, кружатся листья рыжие из опечаленных, из невыживших... таганрогских оград молчание и дома эти в стиле греческом ты -мое навсегда обещание ты и родина, и отечество...

Eos: Дети-барсы - это сильно Дети-барсы - это стильно Сталь и воля - моя прихоть Вам же доля - мое лихо. Вам же биться возле тела Жизнь спасая амазонке Сталь смеется тонко-звонко Шкуры красит красно-белым Дети барса, мои дети Неприкрытые щитами Я погибну рядом с вами В перерубленном браслете

inki: Вчера читал Вас, дорогая Эос.. Ваше мироприятие напомнило мне тонкую паутинку..да, она на первый взгляд так воздушна и легка, но как утверждают физики - прочнее стали. Меня всегда приятно удивляло сочетание в человеке взаимоисключающих проявлений - силы и беззащитности в одном флаконе. Как у Вас. Где-то далеко от полярных ночей живёт старый Дух, который очень хочет Вам , чтобы боли было меньше, и даже если она была, то только как стимул и причина, чтобы писать пронзительно и нежно. И чтобы мы , по ту сторону стекла, читая думали ...вот еще одна живая душа, которой тесно в банале реала или реале банала

Eos: Знаете, дорогой Инки. Так получилось, что я в тонусе, когда меня бьют, ругают и втаптывают в грязь - и в творчестве в том числе.. Ну, бездарностью обзывают, и в таком духе... Тогда внутри меня появляется такая.. закапсулированная истинность. Сублимированная. А когда меня хвалят - я не знаю, что с этим делать. Сижу и размышляю - неужели увидели.. надо же..

inki: Eos пишет: закапсулированная истинность да за ради этого Будут проблемы - зовите, ругацца я тоже умею, очень изощрённо, стресса не буит, а вот стихи пойдут как на дрожжах

Eos: "Мы зарежем Вас не больно, чик - и Вы уже на небесах..".. так, кажется...

inki: Я не кровожадный, скорее наоборот)) Донор) У меня есть лишнее сердце, обращайтесь))

Alex: Да. Вот такая у нас есть Эос.... И больше ниукаво такой нет.

Dietrich: Salut! Кошки на мягких лапах - твоя защита. Линия сновидений - круг обороны. Барса седая шкура, огнем облита. Солнце, скатилось с черной горы короны. Эос – достояние наци!!!!!!

Alex: Dietrich пишет: Эос – достояние наци!!!!!! Играешь словами, детка? Эос, не плачь. А то я тоже буду. Или плачь. Это единственное, что человек может себе позволить, никого не спрашивая. Ведь даже смех бывает неуместным, а слезы - они вне закона.

Eos: Еще одна гроза придет завтра, а перед грозой будет прохладно. Наконец-то прохладно. Уйдет давящая боль в голове, легкое подташнивание и слабость. А еще завтра будет лист на подоконнике. Странный рано пожелтевший лист. Она чувствовала предвестников, видела их... Символы грядущего не прячутся. Явное шелестит под ногами, касается лба, тянутся его руки, пальцы... Ничто не скрыто. Ничто не таится. Все честно и открыто. Дыхание. Вдох-выдох, вдох-выдох... Твои цветы все равно цветут - если ты занят...Странные формулы, рождающиеся внутри, уравнения, функции, задачи - где-то там, в глубине... пока ты занят. Волшебные лучи, мелодии, льющиеся через край твоей души... пока ты занят. Но кажется, кажется, что это все вне тебя, без тебя... нет. Не вне и не без. Когда-то давным давно, с другими волосами, она умела петь песни.. "Ты поешь песни, и ты весела.." "А будет по-другому?.. Ах, да.. будет..." и ей тогда пришлось идти к морю. Море, живое море. По преданию, оно похоже на слезы. Разве слезы такие прозрачные? И разве такие соленые? А еще, по преданию, люди, когда тоскуют о Небе, льют слезы, похожие на море. Неужели слез должно быть так много? Неужели так много? Разве из глаз может течь море?

Robi: Эос говорит: Море... похоже на слезы. Разве слезы такие прозрачные... и... такие соленые? Неужели слез должно быть так много? Похожие размышления прошлым летом: Слезы счастья, слезы горя – Одинаково ль в них соли? Слезы счастья, как роса в полях, А слез горя, как воды в морях. Высыхает море – берега седеют, От росы счастливой поле зеленеет.

Eos: Я тут немножко похулиганила со строчками... И вот что получилось...как всегда безобразие... *** А я сегодня не в ракурсе.. сгорели все акварели листы облетели, в холодной постели привычно и грустно и пусто до дрожи но я так хочу но я так хочу если все подытожить и выдать на сдачу свою неудачу и плач одиночества разве захочется кому-нибудь этого разве захочется...

inki: Eos пишет: А я сегодня не в ракурсе.. и так будет

inki: Eos пишет: А я сегодня не в ракурсе.. ты в курсе что ракурсы старый каркас где нас не бывает без той акварели которая тихо рисует метели больших одиночеств и лапами ели которым однажды и сильно захочется укрыть и обнять изменяя пророчество о том что и вместе мы тоже одни и старый фонарщик колдуя огни далёкой планетки в созведии розы увидев твои серебристые слёзы от боли задует огонь... и ты улыбнёшься реальности сказка Останься ты ... самая главная краска

Alex: Ай....Ини... Все прощаю тебе. inki пишет: от боли задует огонь... и ты улыбнёшься реальности сказка Останься ты ... самая главная краска

inki: Alex пишет: Все прощаю тебе. Ещё бы...ты - любимая краска

Chandra: мне нравится, ты всегда в потоке сознания

Dietrich: Salut! Его больше нет, и он не придет Из всех законов нота одна: До. И после, так мало нот… Выпить море - До дна. После атаки седеет сон, Чайкой возле поверхности Левиафана, Дышишь ли? Мыслишь ли? Выйди вон! Прочь из дождливого злого тумана. Бросивший жребий и в солнечный день. Где? Утро, такое чудесное утро? Слышишь ли? Веришь ли? Пьешь ли растений тихую кровь? Ангелам мудрым и феям лесным, Не опознать. Где закон запоздалого счастья. И вновь: не успеть. До тебя.

Eos: Кто я? Зверь? Зверь или птица? Шерсть золотится... Танец звериный Глаза.. и ресницы.. острые когти, На коже - шрамы.. может, и зверь, только самый безлицый.. а ты знаешь, что и рассветы бывают снами но и во снах до безумия больно лишь бы ангелы были довольны, Лишь бы феи были довольны те, что пели над колыбелью даже если сжечь мои крылья, даже если сжечь мои лица, все равно поднимусь в небо на своей полуденной птице

inki: Eos пишет: все равно поднимусь в небо хочешь я отпущу небо прямо на землю где ты птицей звонче монеты прочнее камня небыль таких необычных ответов

Eos: Сильнее тот, кто нежнее.. не так ли?

Анна Шелест: Весьма созидательный стих, жизнеутверждающий :)

Eos: Слова - они живые.. но они не люди.. они вместо людей...Они стекают откуда-то с неба, как птицы...превращаются в ладони... гладят волосы, целуют ресницы бережно, нежно...И создается иллюзия падения в небо - вот так руки- как крылья - себя распахнуть и - полет - птицы в небе. Большом голубом небе... А потом слова стекают по твоему телу вниз, в какие-то темные норы.. а руки у тебя распахнуты, а крыльев там нет.. и не было их там, наверное...и вроде ты уже приколочен к чему-то.. это были не птицы, нет.. это были гвозди...а ты сам вот так взлетел и подставил руки - прибейте меня, пожалуйста...

Robi: Эос не плачет, она бъет в колокола сердец!!!... И самые сильные слова пишутся на ладонях настоящей человеческой кровью и, оставаясь там навсегда, изображаются на полотнах памяти времен.

inki: конечно живые......они всё, что они называют и много больше, смотря, кто называет. Интересный пассаж , но ......не нужно гвоздей)) Эос, для тебя даже булавка страшна, а гвозди.оставь тем, кто сильнее...факирам, например))

Chandra: Про булавку точно..

Alex: А про гвозди неожиданно пронзительно, больно, Эос.. Это же как стигматы, да, детка? Быть распятым за талант.. так ничего никому и не доказав при жизни.. Ты моя умничка, не плачь, я рядом.

Eos: Чертит солярные знаки Прошлое на листах Полуистлевших свитков. Мертвенный ход часов. В гладь тихих озер Стрелы пускает лучник С замерших берегов. И духИ мои мне сегодня ну совершенно не нравятся...

Eos: Я спускаюсь в лабиринты Завязав узлом свой пояс По спирали, по спирали Золотого микрокосма. Эти каменные храмы На алтарь сзывают агнцев Неприкаянных скитальцев. По узорам всех мозаик Я иду творить другое. В рукаве у Eos чаша...

Sanders: ПЕРЕД ГРОЗОЙ Как тихо в воздухе… и в поле не колыхнётся стебелек. Стоят ромашки на просторе среди нехоженых дорог. Звон тишины. Протяжный рокот кузнечика в траве затих… Лишь васильков счастливый шепот в глазах смеющихся твоих. 06 июля 06

Eos: Здесь надо ответить стихом. Я буду думать. Я почувствовала.

Sanders: ОЛЬГЕ Позвать тебя тихонько. Темноту пронзить насквозь твоим звучащим светом. И, губы приложив к немому рту, снять тишины зароки и запреты. Испить всю боль души твоей до дна, излить из сердца грусть, обиду, робость. И выбросить из чёрного окна непонимание в ночную пропасть. 02 - 07 августа 06

Eos: Я так не могу сейчас ответить, в этом русле...но я отвечу...

Sanders: У Вас всё получится....

Eos: Дорогой Sanders! У меня, по-моему, получилось нежное стихо. Одному очень исключительному человечку посвящается. Пусть он улыбнется. В рисунках Eos небо и ладошки И вера в то, что боль совсем пройдет. Я обезболиваюсь понемножку, Предоставляю чуду свой черед. Ты слышишь? Без тебя скучаю. Меняю в одиночестве духи. Мой светлый день так долог, нескончаем, Наполнен песней грусти и тоски. А я сегодня красила ресницы, И обрамлял кайял мои глаза. Прости, без слов твоих совсем не спится. Я так скучаю. Eos -егоза.

Dietrich: Юг. Ночи теплее, много ярче чем здесь. Сладкие грезы любви - суть этих мест. Я бы грезил об Африке северной Я бы выкрал от туда принцессу Из любви к твоим суевериям Время сна, что зовется Эос.

Eos: Его нет.. и он не придет. Он пустил себе пулю в висок. Он пустил себе пулю в висок В сорок пятом. Помнишь? Сок, Странный сок, Струйкой сок, Красный сок, Мальчик мой Золотой, Непонятный. Ты же слышишь, Как плачут ветра, В перекрестьях Темны силуэты. Ты убит. Насовсем. Нам пора. Время жить, Расторгая обеты.

Sanders: Принимается! * * * игры света и тени иллюзия прикосновений желаний и чувств оттенки пальцы багровой краской пишут щёки и шею и два соска упругих мягкий живот и бёдра и золотые кудри пахнущей страстью розы я захлебнусь губами я задохнусь ароматом молочного света капли на листьях душистой мяты 2006

Eos: *** На веки падал бледный свет луны, Плясала тень ресниц посеребренных, Определенность нитей глубины Чертила путь изгибов затаенных. Тушь рисовала смело на листах, Давно впитавших нежную размытость. Смотрящий понял символ в зеркалах Картин, и чувственную сытость. След ускользаний скромно зачерпну Обрубками протянутых ладоней, И выпью тень, изгиб ресниц, луну Без странных усмирительных агоний.

Dietrich: Ласкаться о твои ноги. Большего не желать. Шкура белого льва под босыми ступнями. Я храню твой летящий сон. Я останусь здесь охранять. До и после. Танцует Ночь, чарует огнями.

inki: Ух ты , какая ментальная сутра.. Может пора альковник здесь открывать, новую ветку, будем туда на кораблике плавать...Ладно, не буду смущать Третий не лишний только за бутылкой А подглядывать можно, Эос? Не хватает р-р-р-р-р-р

Robi: Звони в колокола сердец - Горит душа во тьме реала! И, даже если ты устала, Звони ^ в колокола сердец.

Eos: Такие вот паруса... Северный ветер - не в спину, Северный ветер - в лицо. Ночи полярные длинны, Стянуты души в кольцо. Знойность полярного солнца - Стягивай маечку, жжёт.. Что же ты? Ножками - в донце? Чудный закончен поход? Сколько иллюзий, видений, Сколько красивых работ. Это все отблески, тени... Тот, кого нет - не придет. Слабая, нежная Eos, Сопли в кулак - и на старт! Мужество, верность и смелость- Твой незатертый штандарт.

Eos: А я хотела песни.. А я хотела сказки.. Замученные мысли.. Коротенькие фразки.. Сияние из окон, Блестящие дорожки, Завитый рыжий локон И взгляд домашней кошки. Желание напиться Росы - волшебной влаги Снежки-лоскутья-письма Испорченной бумаги.

Alex: Маладец, а? Ну что я тебе говорила? ) Не мерзни, скоро вам всем зима, надо подготовиться. ) И подготовиться не только материально но и морально, накопив душевных сил.

Eos: Моя неправильная мордаха неправильно действует на противоположный пол. Бои местного значения продолжаются! Караул!Алекс!Мне конкретно нескучно!!! (шёпотом:... "...я их баюсь уже....мине уже страшно... маскируюсь, прячусь по блиндажам, отстреливаюсь...мамма миа...")

Eos: Да, кстати.. очень интересное нашла. Как говорится, нужно быть сильнее своих снов... http://www.stihi.ru/poems/2008/07/28/341.html А это мое, по-моему, прошлогоднее... http://ultrafiolet.forum24.ru/?1-12-0-00000008-000-0-0-1219926802

Eos: тут у меня крики души... можете не обращать внимание.. А у нас холод.. ну просто труба! И вероятно, что похолодает. Бедная Еos, -такая судьба!- Попой на теплую печку желаeт. Летние люди, сидите в тепле! Яркое солнце – наверное, здорово. Снег ожидается прям в сентябре… Летние люди! Прощайте! До скорого…

Eos: Приходите меня убивать. Я для вас совершенно открыта. Вам творить,мне страдать и желать Быть такой идеально убитой.

Eos: Приходите меня убивать. Я для вас совершенно открыта. Вам творить, мне страдать и желать Быть такой идеально убитой. Мне лежать на полу, Растекаясь вишневыми каплями сока, И терять серебристые глянцы зрачков. Приходите ко мне, Мне так плохо и так одиноко… Будем вместе бродить В мире светлых причудливых снов.

Eos: Скажи мне, медленное солнце, Я - одинок? Улиц пустые пути- Слепки с моих вен. Прозрачные шорохи Рядом скользящих шин. Ткущая берет пальцами Серые нити дорог… И достает из рукавов Морские раковины… Откуда-то проявляются Легкие арочные мосты Время останавливается Рисунок

Eos: Спасибо, Alvin Lee… Картинка маслом : я иду. Смотрите, люди, на звезду… Ах, нету сигареты.. Как странно.. не курю.. В меха-духи одета.. Так томно говорю: Спасибо, Alvin Lee… Из дорогих машинок И блюзовых картинок Очки, браслеты, стразы.. Какая же зараза.. Одной, одной я быть хочу Сейчас ,как ведьма, полечу На шпильках – по тоннелю Пустому.. лели-лели!! А что же вы хотели.. Спасибо, Alvin Lee…

Eos: Одиночество бывает сознательным. Согласно внутренним ощущениям. И если следовать своим внутренним ощущениям, - да, в темноте, да, наощупь, да, очень страшно и непривычно, - начинаешь вдруг понимать, что "Я Есмь". И вот это "Я" вдруг становится совсем удивительно-непривычным существом. И понятна прошлая боль, - ведь это существо пытались втиснуть в какие-то рамки, которые изначально не подходили. Да, мне странно и непривычно. Удивительное существо внутри машет мне наружу своими двумя ушками. Я сижу в ступоре и боюсь пошевелиться. У него мои глаза. И я не знаю, что мне делать. Мы просто смотрим друг на друга очень внимательно.

Dietrich: Душа - мой шальной механичный демон. Искрит и смеется в сосудах жизни. Стою за спиной у тебя! Я верен! К началу расстрела вновь самый ближний. Здесь осень, да, да! И она конечна Она наступает себе на косы. И бредит зимой, а зима излечит Навек остановит и кровь и слезы. А я не приду, я всего лишь память. Я гулкое эхо в забытой кирхе, Мне только смотреть, как ты будешь таять Бездымное пламя без треска стихнет.

Eos: Я приду, только верь, я приду за тобой. Я сама из-под этих руин поднялась. На ладони своей, на ладони Его Не разрезать клинком эту тонкую связь. Только мертвым не спать, пусть не спится же им. Каждый хочет понять, что, зачем это с ним. Крылья тонких небес я с собой приведу. Я не ангел, не бес. Я похож на звезду, На кровавый рассвет, на безумные дни. Я приду за тобой. Пусть же верят они. Да, за мной небеса. Крыльев ангельских свет. Я с собой приведу свет на тысячу лет. Не потерян никто. Пожелаю – спасут. Я же тот, кто и вечная память, и суть. Мне легко опуститься на самое дно. Я – любимый ребенок. И мне все одно.

Robi: Мне легко опуститься на самое дно Это точно про ангела - в прошедшие выходные спускался с горы и подумал: - Путь наверх нащупать можно, а каков он будет вниз и предствить невозможно, потому что все мысли в основном о восхождении.

Chandra: Роби, а это важно - каким будет путь вниз? Достигший вершины всегда идёт вниз. Поэтому надо быть в пути наверх всегда, всю жизнь.

Robi: Ляля, вот мое понимание на сегодняшний день: Те, кто могут двигаться только наверх, уже на Земле не живут. А те, кто еще здесь, находятся в поле неумолимой гравитации и, потому, могут только падать-приземляться, снова подпрыгивать, оттолкнувшись от дна или лежать на нем. Тому, кто не испытал дна, с его холодом и неумолимой жесткостью, некуда двигаться, нечего создавать, потому что люди учатся от боли, стараясь избавить от нее себя и других. Понять, как учиться от любви - следующий этап развития человечества. Это учение будет принесено со вторым пришествием.

Eos: На старых-старых простынях Художник лилии закрасил, Вишневым цветом залил фон На вкус – не сок , наощупь – шёлк. Алхимик, оборотень, волк, Знаток цветов, эссенций, масел В реторты выливший настой Из духа, сути, чувств и мяса И получивший суп густой. В полночный час под крики сов Под взгляд луны в рисунок снов Как в форму вылил этот вар, Дождавшись, как утихнет жар. И босиком гомункул нежный Бежал по умершим листам И падал с веток ветхий хлам, Царапал кожу без одежды.

Robi: Эос, ты - колдунья

Chandra: О господи. Эос. Я умерла.

Eos: Это всего лишь блюз Яна Аккермана.

Alex: По моему гениально.

Eos: А у нас сегодня идет снег.. я не видела золотой осени уже 10 лет. Даже маленькие радости имеют свою цену. Запах розы перед заморозком.. умирающий сад..паутинки, летящие по саду.. и листья под ногами. Сентябрины..запах.. это так много.. это так много..

Alex: Маленькие радости бесценны)) И в нашей власти превратить их в большие)

Dietrich: Fur Eos. Он придет сквозь первый снег, Сумерек сквозные раны Бледный день больной и странный Под узором тонких век. Он придет как торжество, Как помилованный казни. Он придет. Твой светлый праздник, Флейты стройным волшебством. Он поклялся, что дойдет Обещал просить дороги Он придет и приведет, За собой единорогов, Фиолетовых зверей С крыльями из черной стали, Всех что смерти ждать устали У чугунных сна дверей. Светом путеводных звезд, Всех военных черных лодок Только к вечности пригодных Тлеющей любви твоей. Всех забытых на посту, Всех расстрелянных в овраге. Всех, чья кровь омыла стяги. С привкусом свинца во рту, Он придет, сквозь первый свет, Кавалькадой привидений Черной сетью опасений Чтоб хранить тебя от бед. Жди, он просит, только жди Флейты красной слабый голос Километры впереди Сердце страхом укололось… Жди… Иду… Иди… Иди… One Lied One Leid Wartet deine Einsamkeit.

Eos: Мечется ангел в ночи.. Меч его остро заточен Крылья хрупки.. Ворон, ворон.. Зову.. Брат мой, мой суженый, где ты? Я опустился кометой В голод твоих междустрочий. Белый кусок полотна В черной навязчивой гнили Пальцы которой застыли Где-то на горле моем.. Я не умею взлетать! Я не умею взлетать... Черные крылья спасут Черные крылья излечат Ангел, увы, покалечен.

Dietrich: Ответ Ворона. Ангел, увы – только суть. Память жилых просторечий. Ангел! Твой день не излечат, Только в закат уведут. Серая глина дорог Красит твое одеянье. Ты предпочел бы незнанье? Ты предпочел бы горенье? Ты предпочел бы страданье? И, да помилует Бог… Мечется ангел в бреду. Жар до агонии ярок, Тает прозрачный огарок Дни его слезы крадут.

Eos: Не иди туда, Алиса, Нет, Алиса! Там враги! У них черные шинели И с металлом сапоги. На руках у них перчатки Там, где пояс – пистолет. Не ходи туда, Алиса. Там, где черти – Бога нет. Там, где воют злые волки И шушарики шуршат От тебя, Алиса, толку Как верблюду от мышат. Не сидит Алиса дома, Снова входит в лабиринт. И браслетом на запястье В красных пятнах грязный бинт.

Alex: Эос! Я отказываюсь радоваться таким стихам. Возможно они гениальны, но в них - куча случайностей. Твои стихи всегда отличала точность и волшебность метафор , а вот эту байду - с металлом сапоги, там где черти - Бога нет, и верблюду от мышат - просто полный @"%:№::(*. Как будто тебе было лень выстроить красивый зрительный ряд, ради рифм понаписала. ...шуршат-мышат, пистолет-Бога нет,волки-толку.... Здиваецца.

Eos: Шушарики шуршат, мирблюду ат мышат,ой.. возвышенности нет.. вообще стих заканчивался про Бармалея.. когда Алиса сидит дома, а к ней Бармалей стучится. Который любит кушать маленьких детей. Вот так стучится: дынц-дынц-дынц.

Dietrich: Тише, тише. Не кричи. И ступай без страха смерти Очень страшно сыч кричит Когти остро точат черти. Здравствуй милое дитя Будешь гостем нам на ужин Феи? Нет не прилетят Им твой страх совсем не нужен… Шаг за шагом раз и два В колдовства силки попалась Шепчет черная трава «Ты, Алиса испугалась»? Через лес. Через лес. Не смотри под ноги. Мы сожгли страну чудес. Волшебства чертоги. Посмотри! Посмотри! Что еще осталось? Ярко ткань миров горит. Больно бьет усталость. Ты от нас не убежишь. Мы тебя догоним. Будто в лапах кошки мышь. Тьма следы хоронит. Красота и волшебство обратились в ужас Непроглядной тьма стеной с лиственностью кружев. Сказок, детка, больше нет. Мы сожгли твой город Где же где мой пистолет для решенья споров? Что б никто не пострадал. Не люблю страданья. Я стреляю на повал. Детка, до свиданья!

Eos: По ступенькам вслед за тьмой Камень, катакомбы Я укроюсь за стеной Если сбросят бомбы. Мой волшебный дикий лес Старым магом скроен. В каждой шутке сто чудес – Реквием героям. Пистолет, кастет, стилет – Песнь исполню беске. Механизмом был в обед – К вечеру подвеска. Ну а потом и за столом С тобой напьемся чаю. Переживающий облом Как водится, в печали… Какой, однако, аппетит. Я предложу варенье.. Ну, вот и все. Сюжет закрыт. Конец стихотворенью. Сияя, Морфо прилетит Как знак освобожденья.

Eos: http://alextyabin.narod.ru/glava3.htm тема для размышлений. о "в общем и целом". и снова волшебство. куда от него.

Eos: Маленькие эльфы на цветах, Светотени чудные творенья. Пусть живут в несбывшихся мечтах - Кладовых чужого вдохновенья. Хрупкий сон, как бабочка, красив, Напоен медовым ароматом. В сладких грезах, веки опустив, Дремлет мир, придуманный когда-то. http://www.kulichki.com/tolkien/cabinet/about/grigor.shtml

Eos: Протяни же руку, протяни. Я – рассвет, я – яркие огни, Прикоснись ко мне печалью нежной. Я – рассвет, и, может быть, надежда. Может, шепот твой вчерашний, может, сон, Или дождь с туманом в унисон Ткали флаг тоски, где подоконник, Только не сумели удержать? Этот флаг я запрещу им ткать! На моем окне морозные узоры, А на небе – дивные огни, Отсветы волшебных коридоров. Протяни мне руку, протяни.

Chandra:

Eos: Наполняющийся, как бокал – вином, Чем-то терпким, вкусным, красным, ярким, Выпьешь – каплями стекающий на дно, Там, где влажно, и темно, и жарко.. Солнце преломляющий рассвет… Я как образ вечных отражений, Странных истин, странных ощущений, Тех, которых, может, просто нет.

Alex: Эос, наконец добралась до твоего волшебства... Какое чудное настроение. какие чудные стихи. Ты умничка, ты не забываешь о нас, о твоих эльфах, Фея) Я очень этому рада. Или дождь с туманом в унисон Ткали флаг тоски, где подоконник, Только не сумели удержать? Этот флаг я запрещу им ткать!

Eos: Мы пойдем гулять туда, Где играется вода На серебряных прудах. Там, где солнце смотрит в лужи, Где забыли ветры стужу, Там, где в розовых беседках Спят в бутонах эльфы-детки, Вся трава блестит росой,- Косит кто ее косой? Нет, не дождик, Нет, не полдень, Нет, не вечер, Может, ночь? Только ночью нужно спать, Как же можем мы узнать..

Chandra: Ой, как мне нравится... Так напевно , хрупко и растерянно.

Eos: Сегодня снега столько, столько снега! Будет больше! Блестят в искристой пыли фонари. Во мне – движенье птиц седых, замерзших, Стремящихся к теплу и рвущих изнутри. Теплу созвучные невидимые дали Начерченность магнитных полюсов Как зов, как путь, как повод для печали, Прозрачность карты, шепот голосов. А снег.. холодный. Так в гробу хрустальном Положено заснуть. Покуда он придет. И я засну. Накроет белым иней. Резным украсит остроту ресниц. И будет свет. Жестокий, ярко-синий, Но я дождусь возврата мертвых птиц.

Eos: Разметав, разводя, разрывая ладонью Меднострунные нити - не видя границ, Я и вор,и преступник и я - расхититель Своих старых, охваченных тленом гробниц. Нет шагов, нет вершин, нет пути - только струны, Только пламя костров, обжигающих медь. Я подсолнечен, вечен, прозрачен, подлунен, Ослеплен, чтобы свет этот не рассмотреть. Я лишен оперенья, лишен осязанья, Чтобы снами и болью ощупать себя. Я - ничтожное "нет", я не центр мирозданья. Я - гораздо прекраснее. Я - это Я.



полная версия страницы