Форум » Литературный салон » Еos » Ответить

Еos

Eos: *** Ты придешь осторожно, посмотришь в глаза, Я забуду, что должен тебе рассказать, Я забуду мелодию брошенных слов, И не вспомню мотив сочиненных стихов, Ты придешь, разбудив меня как ото сна, Ты - вина моя, боль, немота, тишина...

Ответов - 365, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Dietrich: Конечно, знаю! Я все детство проспал с ножом под подушкой. Многое я делаю просто интуитивно, просто знаю. Знал, что можно доверять железу как себе самому, даже лучше. А если будет, совсем тяжело, можно порезаться немного. Кровь и железо лучшее волшебство. Еще огонь. Я язычник. Нет, по официальному вероисповеданию лютеранин, но когда видишь, очень сложно придерживаться правил чужой сказки.. Ножи кидаю. Да. Сейчас чуть хуже, раньше мог воткнуть все что угодно во что угодно. Тренировки нужны, что бы навыки не уходили.

Eos: Когда люди перестают слышать ангелов, ангелы дают в руки людям вещи-посредники. (Так, народ, читающий нас! Все, что мы пишем здесь - это большая сказка, правда, Дитрих? Должно же таланты где-то глючить! Нас глючит так. И эти вещи очень четко прорисовываются в волшебных сказках, например, такой мой маленький стишок: Крики, стоны, женский плач... Ты за мной пришел, палач? Страшно очень и темно, Мир с тобою заодно. За корсажем спрятан нож, Просто так не подойдешь! Рвется правды злая нить, Чтоб судьбу переломить, Слышен топот, звон мечей, Мой спаситель, поскорей! Ты впаял огнем, как встарь В рукоять меча янтарь, И никто не сможет впредь Меч волшебный одолеть. Ну, что-то типа этого. Поэтому не пугайтесь.)

Dietrich: Да не пугайтесь, вам все только снится заходом солнца вся ваша реальность обратится в тыкву… Поэтому не думайте, это всего лишь мы.. Только и всего.

Dietrich: О, ангел моих мелодий! О, друг моих струн и флейты! ты в воздухе на свободе, соткешь прозрачные ленты. О, ангел моих событий. Незримо, рядом идущий. Из пункта А в пункт прибытья, мой сумрачный рок несущий. О, друг моего металла! О, ангел моих сражений! Где ты так долго скиталась? Всем бедам в опроверженье…

Eos: Ты в воздухе на свободе соткешь прозрачные ленты... Это из сказочного мира... ну, моего. Сейчас расскажу. Идет девушка - похожая на видящую, может, она и есть. Много синего в воздухе, воздух плотен и наполнен чем-то. Но не день, нет, не день. Но и не ночь. А что? Не знаю. Кто-то видит, как она идет. поднимается на странный холм, поднимает руки. Всматривается во что-то, что течет возле нее, протекает мимо. Но это все невидимо. Только воздух странного цвета. Цвета сумерек, и немножко синего. Потом она начинает петь песню - или говорит так странно? Что-то выхватывает, и сплетает, сплетает между собой. Ткань. Видно, что это ткань, но все прозрачно и как-то... Нити тянутся к ней отовсюду, она их рассматривает, и выхватывает только те, которые ей нужны. Она всматривается и сама как-то определяет. Очень внимательно смотрит, что-то узнает. Ее руки непрерывно движутся, пальцы выхватывают нити и соединяют. И мелодичные мягкие звуки. Что это за песня? Ты знаешь ее?

Robi: Сон?

Dietrich: Не знаю. Песен много. Как-нибудь запишу свою флейту и тебе скину. Послушаешь. Плохо пишу нотами, хотя нотную грамоту знаю, но думаю, в десятки раз хуже твоего юного сына. Такие мелодии, они обычно очень простые. Постараюсь ближайшее время парочку накидать. Вся мая музыка она очень простая, и та которую слушаю и та, тем более та, которую играю. Я подумаю.

Alex: Дитрих. на форуме есть раздел в музыке - Наше творчество. Если запишешь, скинь туда для всех.

Eos: Неа. Как воспоминание.

Eos: *** Cон это, шёпот, А лучше - молчание. Я - и напротив. Противостояние.

Eos: Роса упала утром на траву, - Я сном, как сладкой памятью, живу. А снег - лишь лилии, холодной красотой Смиряют с явью, прочной и простой. Небесный свод над сном застыл, повис, Белесыми глазами смотрит вниз, И яркий снег. Как лилии мои, Мой путь назад, мои святые дни.

Eos: Крошечные эльфы на цветах, Светотени чудные творенья, Пусть живут в несбывшихся мечтах, Кладовых чужого вдохновенья. Хрупкий сон, как бабочка, красив, Напоён волшебным ароматом.. В сладких грёзах, веки опустив, Дремлет мир, придуманный когда-то.

Chandra: Красиво..мечта..

Robi: Глубоко прочувствованный стих - 5+. По мне так "чужого"заменить на "немого", но это только мое субъективное прочтение.

Eos: Гудят в моем саду шмели, Цветы ничьи, ах, где мой сад? Стекают синие ручьи, Стрижи летят, стрижи летят. Вечерний луч коснется вдруг Старинных стен, Как смена сцен. В ворота стук, несмелый стук – На путь измен.

Eos: Чудесным свежим утром, Раскрывши один глаз, Увидела я в профиль, А может быть, в анфас: Четыре пьяных ежика И семеро мышат, Носы, хвосты и лапки На пуфике лежат. Какое безобразие, И с чем таких едят? Глазами только хлопают, Общаться не хотят. И где-то так к обеду Мамаши в гости к нам, По попе надавали По ёжам и мышам. С набитыми задами Притихшие сидят Четыре трезвых ёжика И семеро мышат.

Eos: Брожу по тенистой аллее, И, словно молитву, шепчу: Ненужной я быть не умею, Ненужной я быть не хочу… Упрячу в ладошки потерю, Как боль от любимых и злых. Приручены образы-звери В аллеях тенистых моих.

Chandra: Так тебя и вижу - маленькую и сильную, с бледными ручками и теплыми ладошками

Eos: не всегда получается быть... сильной. Маленькой получается, сильной - нет.

Eos: Я сейчас родилась, я сейчас появилась на свет. Этот праведный вздох, этот первый вопрос и ответ; Как прекрасно лицо в отражении первого дня: «Что хотела, скажи? Почему.. ты не любишь меня?»

Eos: Ночь на жертвенник возложить Серой сталью ножа полоснуть Разольется желанье не жить По распластанному нутру. С кровью черной стечет рассвет Смерти нет после этих ран. Позади – десять тысяч лет. Впереди белый-белый экран. Пульс убитого болью виска Отсчитает мои грехи. Больше я не вернусь никогда На ладони чужой тоски.

Robi: Сильные чувства в стихе!

Eos: Ага. Да, вообще, я не всегда понимаю, как получаются мои стихи. Вернее, никогда не понимаю.

Eos: У культового писателя Чака Паланика в повести "Призраки" есть замечательный отрывок: "Земля - это просто большая машина. Огромный завод. Фабрика. Представьте себе полировочный барабан, который крутится без остановки, 24 часа в сутки, семь дней в неделю. Внутри - вода, камни и гравий. И он все это перемалывает. Полирует самые обыкновенные камни, превращая их в драгоценности. Вот, что такое Земля. Почему она вертится. А мы - это камни. И все, что с нами случается - все драматические события, боль и радость, война и болезни, победы и обиды - все просто песок и вода, которые нас разрушают. Перемалывают, полируют. Превращают в сверкающие самоцветы."

Eos: Я, наверное, скоро умру, Больно мне, как же больно мне. Босиком на холодном ветру Побежала к тебе по траве… Память жесткой рукой сомнет Чувства слабой груди в кулак. Мы ведь знаем, что все пройдет, Только хочется – чтоб не так. Я, наверное, скоро умру. Розоватый холодный рассвет… Побежала к тебе по траве Босиком, а тебя – нет.

Alex: Эос. То что ты умрешь, это бесспорно. Но я против слова "скоро". Ну, потерпи малость, что тут осталось то? Лет семдесят.. (Это я всегда так говорю когда коленка одолевает )

Chandra: Но эта строчка так легко читается и вообще какая-то классическая..

Robi: Для меня и вот эти строчки звучат классически: Мы ведь знаем, что все пройдет, Только хочется – чтоб не так. Хороший стих - цельный. Такой стих, как сон - тронь одно слово - растворится, как туман. Молодец!

Dietrich: Я здесь, под снегом и листвой… Под тонкой сеткой хрупких веток. Мое лицо измятый слепок. Как лед, оплавленный водой. Я здесь! Мои глаза мертвы. А волосы, гнилые змейки, Увы, мне не найти лазейки, Из этой вражеской зимы.

Chandra: А в стихотворении Дитриха классическая строфа вот эта: Я здесь, под снегом и листвой… Под тонкой сеткой хрупких веток. Мое лицо измятый слепок. Как лед, оплавленный водой. Просто потрясающе. Я бы вторую строфу отбросила и оставила так.Тем более, что слово "вражеской" всё портит.

Robi: Я шел вчера задумавшись по лесу..., и вдруг кто-то на меня посмотрел. Уверен, что изумительный стих Дитриха о нем, и я хочу его показать:

Chandra: Снимок впечатляющий

Dietrich: Потерянные, желают иметь облик. Потерянным нужны глаза, что бы в них заглянули. Но они потеряны и оттого бесплотны и беспомощны, бродят в тоске своей они, не ведая о потере. Безглазые, призрачные, безответные. Не останавливаясь для отдыха и осмысления, так как мысли их тень от трав под ветром и скользкая паутинка, а усталость, что же, усталость их тяжелее скал и свинцовых скрижалей памяти, тяжелее больничных стен и острее шпилей разрушенных городов. Усталость их неоправданно тяжела. В порыве гнева и тоски калечат они стволы деревьев и камни, усталостью своей, желанием обрести лик. Тогда, живое крепкое дерево, меняет структуру плоти своей, изгибаясь болезненно, или проступает из его волокон страшный искаженный болью и усталостью лик. Дробят Потерянные и камни. Селятся так же в творениях рук человека, машинах или других предметах. И горе тогда хозяину если не разглядит он лик Потерянного. Но если зрением наделен живущий и черты узреть сможет будет служить ему бесплотный больной призрак верно и гордо. Пока не утратит всю боль свою и не обретет свободы. В древние времена Черные кузнецы манили Потерянных селиться в оружие. И убивало то оружие лучше прочего. Так как каждый Потерянный жаждет мести.

Eos: Мысли отрывисты, взгляды беспечны, -Жизнь бесконечна? -Да, бесконечна, Ветер упругий, воздух прохладный, -Время всеядно? -Время всеядно, В лике рожденья - смерти глазницы. Но повторится, все повторится. Это очень старый стих. Ему уже лет 20.

Dietrich: Поломай меня пополам, Плоть мою, пожертвуй в огонь. Я, так рад, что весело нам, Наблюдать за пляской агоний. Части света мне не к чему, Мне от детства только занозы, Подари мне, злую чуму, Это больно – значит, серьезно. Мне приставь, железо к виску, Это ласка, так получилось, Застрели меня, не рискуй, Нежность, в путах боли забилась.

Eos: Не провоцируйте нежностью. Чувственность, откровение, Теплой руки касание - Вскрытие, обнажение, Суть перелома открытого, Твердых костей дробление; Запахом острым пропитана Нежность как нападение.

Alex: о... Нежность, как нападение... Я пойду подумаю над этим.

Kermit: Такое впечатление,что это стихотворение о врачах написано,они бывают особенно нежными перед тем, как сделать больно.

Chandra: Kermit пишет: ,они бывают особенно нежными перед тем, как сделать больно. точно замечено

Eos: Я - тот, кто невидим, и тот, кто устал. Веревка не срезана - край перетерт. Я падаю вечно с обугленных скал, Желая тепла, становлюсь на костер. Я - путник, идущий по краю миров, И каждый не принял, отторгнул, кляня. Но я ведь не умер... но очень готов. Прошу. Умоляю. Убейте меня.



полная версия страницы