Форум » Литературный салон » Dietrich (продолжение) » Ответить

Dietrich (продолжение)

Dietrich: Плоть, она прекрасно горит, Дым, он тошнотворен на вкус, А у мертвых праздничный вид И я рассмеяться боюсь. Что бы кожа не расползлась, На моих застывших губах, Вам и только вам, эта власть, Заточить меня в облаках. Пепел, он как облако сер, Вздох, он как цветок от стебля. И изломан верный Gewehr* ( Гевер – с нем.оружие, автомат.) Да и тот, кто мог бы стрелять. А весна, она для добра, И цвести должны бы сады, Очень жаль, пожар был вчера, Перевел цветочки на дым. Дамам, шляпки стоит носить, Дамам, полагается петь. Жаль, тебе меня не простить, Только если в небо смотреть. Плоть, она прекрасно горит, Пламя, очень ласковый зверь. Так, кому-то с ветром в зенит Покидать усталую твердь.

Ответов - 173, стр: 1 2 3 4 5 All

Chandra: Дитрих, это новая жизнь вашей темы. Игра перенесена в тему "Поэтический блиц"

Dietrich: - Даже, не две четверти правды? - Нет. - Стройными рядами кадавры. - Бред. - Сядь курить на свой подоконник! Прочь! Уходи! Откуда явился! В ночь! Утром я конечно не верю, В страх. В дверь стучали мертвые звери, В снах. Приходили однополчане, Курить. Мы курили, долго молчали, Гнить. Гнить, гореть, все те, кто остались, Там. Приходили, я приглашал их, Сам.

Dietrich: Послушай меня, мой свет. Ты слезы льешь о любви. Есть те, для которых нет того, что в тебе царит. Есть те, кто не верит в любовь. Вернее, боятся потерь. И, левую вскинув бровь, упрямо себе не верят. Есть я, отраженье мое: прищуренные глаза. Сомнение. Вмерзла в лед Влюбленностей стрекоза. Танцующий огненный смерч - в нем бантики, туфельки, письма. Прищурься - увидишь вечность, в ней люди - сухие листья. В ней город на кромке воды. Песчаный, мгновений замок. И страшно тогда забыть как хрупок планеты шарик. И человеческий путь как бабочка однодневка. Но бьется что-то меж прутьев грудной воспаленной клетки.

Chandra: От сердца написано. Поэтому , наверное, немного сумбурно. "Влюблённостей стрекоза" - чудная метафора, Дитрих! Но: Dietrich пишет: Вмерзла в лед Влюбленностей стрекоза. Танцующий огненный смерч - меня немного смущает одновременность льда и огненного смерча, или я что-то не поняла? И, как ни странно, потери делают нас богаче.

Dietrich: Все просто: Легкость влюбленности, как стрекоза. Бывают такие синие с прозрачными крыльями. Я в детстве долго не мог их поймать. Ловил, кажется, все лето на озере. Поймал. И она умерла. Я плакал. Очень хрупкие у них тела, у синих стрекоз. То есть во льду, это внутри. А огненный смерч, он внешнее воздействие. Как обычно. Человек обжигается и с тех пор, совсем не любит высокие температуры. Я логичен. Видимо, не удалось эту логику кристаллизовать в слова. С благодарностью.

Коцг: Dietrich пишет: Послушай меня, мой свет. Ты слезы льешь о любви. Есть те, для которых нет того, что в тебе царит. Есть те, кто не верит в любовь. Вернее, боятся потерь. И, левую вскинув бровь, упрямо себе не верят. ДА, ДА, ДА, ДА!! Спасибо, Дитрих!

Alex: Причудливые рифмы, но неожиданно красиво звучащие. Я то же как и Чандра решила, что писал на подъеме, в вдохновении. ( Дитрих, запятые как у Сеятеля Но не тут то было. Есть же Алекс )

Dietrich: Отчетливо сознаю, что пропаду без вас. С невыразимой благодарностью. (собаки выражают это вилянием хвоста а иногда и всего тела).

Alex: Не люблю собак... Люблю только одну собаку. Она далеко. Надеюсь, она хорошо следит за своим хозяином. Инверсия - печальный мгновений замок, не сразу читается, ударение на второй слог падает. Или надо слово Замок с большой буквы.

Dietrich: Я встретил безучастного соседа, С глазами, полными червячной белизны. Я брел один, в ночь с четверга на среду, В висок звенящим выстрелом сквозным. Он был как я - нелепый, равнодушный. Он пил консервной банкой едкий ливень. Стоял потерянно, между структуры линий, И напряженно мрак подвижный слушал. Оскалившись до тошнотворной складки, Я выдавил причудливую ложь: «Ах, добрый вечер, вижу, вы в порядке, Не душно, и безмерно теплый дождь» Он благородно не заметил глупость. И только тени вздрогнули, как крысы. А я, что я? Я клял себя за трусость. За тот последний и ненужный выстрел.

Eos: Видимо, я что-то пропустила... Анна Шелест пишет: Вот и хорошо. Теперь Вы точно сможете узнать - интересен Ваш "бред" кому-нибудь или нет. Что за интересная постановка вопроса? Кстати, Dietrich пишет: Я брел один, в ночь с четверга на среду, В висок звенящим выстрелом сквозным. Это мое знакомое состояние. Да, стихи учусь писать у Дитриха. Так. А теперь я жду чьих-нибудь объяснений.

Alex: В личке

Анна Шелест: Вот и хорошо. Теперь Вы точно сможете узнать - интересен Ваш "бред" кому-нибудь или нет. Интересную, между прочим, параллель Вы провели в стихе: "А у мертвых праздничный вид И я рассмеяться боюсь. Что бы кожа не расползлась, На моих застывших губах". Состояние души, сравнимое со смертью. Праздничный вид бывает у мертвых на похоронах. И у человека в депрессивном состоянии, пытающегося как-то выжить. А вообще - давящая такая атмосфера в стихе. Эмоционально.

Коцг: Хочу задать вопрос. По всей видимости, к администрации форума. А куда подевались тексты, опубликованные здесь Дитрихом после разделения темы? Обращаюсь к администрации, поскольку помню, что пользователям не позволено самим удалять свои темы. С уважением и почтением.

Alex: Какие тексты? Я удалила только ненужные уже комменты, после того как привела тему в порядок. Комменты касались расположения стихов. Все. А стих размела в самое начало и удалила дубль. Подымите глаза, почтенный.

Коцг: Alex пишет: Подымите глаза, почтенный. я могу, конечно, списать это чудо на галлюцинации, ошибки скрипта и дьявольское вмешательство. Однако, с утра вот до сих пор Я встретил безучастного соседа, С глазами, полными червячной белизны. текст отсутствовал. Извините за беспокойство.

Chandra: Коцг пишет: . А куда подевались тексты, опубликованные здесь Дитрихом после разделения темы? Константин, шапку подредактировали по просьбе Дитриха. Во-первых - в ней старые стихи,которые опубликованы в первом посте первой темы. Во-вторых, она такая длинная, что все уже замучились её прокручивать, чтобы прочесть последующее. Это сделано для удобства общения с материалом. Абсолютно ничего из творчества Дитриха не исчезло, всё на форуме. Но иногда авторы обращаются к нам с просьбой редакции.

Анна Шелест: Не становитесь сразу в боевую стойку, Эос, никто не собирался оскорблять Дитриха :) Он вчера повесил в шапке много стихов. Я написала ему, что сразу прочитать, понять и принять столько произведений сложно. Он уменьшил количество и написал, что вряд ли его бред будет кому-то интересен. Что ответила ему я, вы прочитали. Кстати, если Вы не заметили, - "бред" написано в кавычках. Это Вам о чем-то говорит? С уважением.

Alex: Ну вот, пока я тут собиралась дать сатисфакцию Эос, пришла Аньхен и все расклала. Коротко и гениально.

Коцг: Alex пишет: расклала Ваше?

Alex: И?

Анна Шелест: Спасибо, девочки, что подтвердили мое алиби :) Ура! Меня не будут бить!

Alex: Не сегодня

Анна Шелест: Спасибо тебе, добрая девочка!

Анна Шелест: Да ладно Вам, Коцг, вопрос выяснен, все нормально. Ребята, давайте жить дружно :)

Коцг: Анна Шелест Zu Befehl! Так и поступим.

Dietrich: Дождь на руинах. Мокрыми от воды ступенями Настороженно и внимательно Пробираются кроткие тени Непредвиденных обстоятельств. Беззащитна героев искренность – Им нельзя без друзей и советников. Но вольется в золото изморозь, И замкнется измятая цепь веков. Рваный плащ, силуэт сутулый, Память съели вода и тление. - «Бальдр? Ищешь светлую Тулу»? (рай) Aeternam (Largetto) Requiem… На руинах тихое пение, Стоит, лишь напрячь слух и зрение, «ae_ter_nam_ do_na_e _is, Do_mi_ne»

Chandra: Ах, какая грусть.. какая далёкая романтика, какая прозрачная тоска..

Alex: Дитрих написал потрясающей красоты стихи и тихо ушел, чтобы не тревожить их разговорами. Я услышала флейту. Вечный покой даруй им, Господи, И вечный свет воссияет им...

Коцг: Dietrich О, как бы я хотел с тобою встретиться сейчас и побеседовать обо всем.. Ты опять сотворилО песню, волшебное существо)) Alex Да. Флейта и фортепиано. И два голоса.

Dietrich: К «малоизвестному». Мы, очень хрупки на этой бумаге. Беззащитны. Но только те – искренне. Те же, кто продолжают свою браваду пошлостью и притворством, забывают сам облик души своей. Потерянные в самих себе, прирастают они к своей маске. И мы уже не поможем им. Кровоточащие, юные, с быстрыми и внимательными глазами, можем мы только жалеть тех, заплывших свинцовым жиром безразличия. Страх и обиды повлекли их таким маршрутом. Но вы то не знаете ни страха, ни обид? Верно?

Alex: Я знаю и страх и обиду. Но научилась их брать в союзники. Все спокойно?

Dietrich: Спасибо. Все в порядке. Армия грозы ( Тора). (дождливое лето случилось) Танцуют черти на костях Истлевших танцовщиц, А день опять упал во прах И там остался, ниц. Овраги, бездорожье снов, Пьянящий темп огня. И кто-нибудь, в конце концов, Застрелит и меня. Ну а сегодня „Nur Voran!“ * (Лишь вперед) И так же„Kein zurück!* (безвозвратно) Мы мчимся, каждый битвой пьян, И с нами грома звук. Мелькают острые мечи, И как «Большая Берта» Грохочет и от скал звучит Наш клич в порывах ветра. «Крушите на своем пути Все, что сломать возможно!» И в страхе городок затих, В нём свет дрожит тревожно. Я мчусь не ведая преград На самом гребне битвы. «Готовьте дождь и крупный град» - На правом фланге свиты… А утром, перекинув мост, Тюр строго позовет. И мы на свой вернемся пост, Где вечно пир цветет. «Пора размяться, господа, Мой Мьельнир заскучал». И мчимся мы меж облаков. Гром мечется меж скал.

Коцг: Я не могу выразить как это прекрасно.. Покажи мне того умника, который говорил, что ты не владеешь русским языком. Как можно владеть им лучше? Дитрих, ты пророк радуги, рыцарь-странник. Сам знаешь. Что касается бравады и пошлости, то порой такие маски себя оправдывают, скрывая то уязвимое, что посторонним не показывают. Так кошка дает погладить себя по животу лишь самым доверенным.

Alex: Кого вам показать?

Коцг: Alex пишет: Кого вам показать? Как-то Вы очень стремительно в стойку встали, мне показалось, что, видимо, Вы хотите обратить мое на себя внимание)) Однако, я обещал, что войны не будет. Может быть закроем тему?

Alex: Тогда думайте, когда составляете слова в предложения. Мне представляется, вы не думаете. Дитрих билингв, и для билингва он очень хорошо владеет русским. Я правлю его стихи, потому что мне они нравятся, и я хочу , чтобы они красиво выглядели. Это мое право, это его согласие. И я очень хорошо понимаю, что люди пишут между строк.

Коцг: Alex пишет: Тогда думайте, когда составляете слова в предложения. Мне представляется, вы не думаете. Я думаю. Иначе получалось бы то, что хранится в коллекции моего папы (некогда главврача психиатрической лечебницы). И вряд-ли Вы сумели бы уловить в этом хоть какой-то смысл. Даже диагноз бы не поставили! Alex пишет: Я правлю его стихи, потому что мне они нравятся, и я хочу , чтобы они красиво выглядели. Это мое право, это его согласие. Да ради Б-га! Разве ж я запрещаю! Зачем же Вы реагируете на мои эмоции, адресованные Дитриху? Очень прошу Вас, давайте прекратим полемику.

Dietrich: Не война и не мир, суета: Серые как пехота, Вне огня моего пулемета, Навевая тоску расчету, Под траками мечется кто-то...

Коцг: Dietrich пишет: Навевая тоску расчету, Под траками мечется кто-то... Собаки наверно? пепельно-блондинистые собаки.



полная версия страницы