Форум » Литературный салон » inki - МММ (мой маленький мир) (продолжение) » Ответить

inki - МММ (мой маленький мир) (продолжение)

inki: Когда встречаются миры ... Когда встречаются миры, То умирают предрассудки. В клубки минут, мотая сутки, Воздушной вязи Из чернеющей дыры Вдруг возвращаются Нетронутые звёзды, Бросая в ночь сияний фиолет, И зависая инеем морозным, Мир открывает тайны, Коих нет И быть не может Без падений в омут, В хомут сует, Разбитых в кровь колен И веток сломанных Из сиротливой клетки, где ребро Само себя , отдав на сотворенье, Так и осталось там. В Мирах иное летоисчисленье… Детей мирки из астероидных дождей Там в вечность спутников, Орбитами без правил, Где Путь – не притяжение полей, И, даже сладкозвучных простыней, А, выпорхнувший с рук, Воздушный змей, Что раньше гнал В обход через аорту Сироп вишнёвый в студень головы. Мы здесь оставим ангелу и чёрту Одёжку, взяв на память Рассвета горсть В касании травы.

Ответов - 190, стр: 1 2 3 4 5 All

ROFL: спасибо я ч/б фото люблю больше всего, и люблю приглушать цвет(как на фотографии с Сашкой). Мне кажется ч/б получаются гораздо более правдиво и выразительно, чем цветные

inki: Тебе и только... Копейки дней , бросая в шапки душ, Потерянными точками опоры, В листах осенних письма - ветром кружев Роняют неисполненное…Ворон, Поймав печали ночи криком кр-р-а-а Красивее и неба, и земли, Закатанных под плиткой тротуарной. Не дышится почти и не живётся Корабликам бумажным на мели - На ярмарке тщедушия товарной, Ю-родств рождений паспортны столы. Витрин оскал улыбок пустотой, То мак ,то тормоза, а то полынь На времени убитого могилах. Не плачь, здесь невозможно выжить той, Которую бы искренне любили Песчаные карьеры генералов. Давай сбежим за город навсегда, В избушку на старинных курьих ножках, В колодец ,где хрустальная вода, Звезду запустим, будут целоваться Земля и небо в ней и ночь, и день, И ты, собрав обеденные крошки, Накормишь воробьёв, тебе помочь Попробую, погладив сердце – кошку, Подслушаю мелодию дыханья, И тихо про себя, не вслух – Прости... Небесных чудаков, что отпустили, На экшн одиночествами в жизнь… Любовь и нежность…пропастью во ржи. А ты, услышав это , обернёшься, И вечером проявишь этот стих, Нашёптанный теплом тебе и только На белой не засвеченной бумаге, Прочтёшь… как будто выдохнули роль

ROFL: это просто.... это..... ну у меня слов нет....... особенно слова теряются, потому что моя работа вроде как к этому причастна?..................... совсем потерялась...........

inki: Очень даже причастна..Кира это симбиоз эмоций..уже получается коллективное эмоциональное)) Спасибо, из многих оценок вот эти.....- типпа многоточия, считаю архиважнейшими.

ROFL: Ура! коллективное эмоциональное это самое.... даже слов не подберу как круто я потом еще выложу наше с Витей коллективное эмоциональное-сделаю тему правда не знаю в каком разделе-музыка или художественный салон наверно все-таки в музыке-графика и фотографии оттуда вышли уже, как побочный эффект Инки, еще стихи!

inki: ROFL пишет: разделе-музыка или художественный салон наверно все-таки в музыке-графика и фотографии оттуда вышли уже Вообще синтетика искусства - это круто..может быть о таком когда-то мечтал Ван Гог ,но только в живописном приложении..Но две хозяйки на кухне никогда не ужи-вутся, да простят мне моё бытовое видение истин! Но вот синтезировать, добавляя дополняя и просачиваясь ..образуя новое ..это класс.. Я вынужден сидеть почти без выезда..но мне достаточно упасть взглядом на красивое фото или лицо..и строчки плывут, как волны)) А уж чиво чиво а ..здесь цифирь в инете постаралась..и чем больше смотрю, тем дальше вижу - гениальность не в металле, в менталле и интырнет полон такими людьми, многие из которых мои скромные друзья.. Почти боги..почему почти..потому что никто не знает об этом, кроме меня и еще Бога Вишни..))

ROFL: абсолютно и безоговорочно согласна:))))) я вообще по-жизни человек восхищенный людьми, а если эти люди-мои друзья-восхищение просто не имеет предела У меня мечта-писать стихи. Но я не умею такое внутри движение бурное, но в строчки не выливается. Поэтому буду читать твои

inki: ROFL пишет: Поэтому буду читать твои ..ты еще будешь писать..Вот увидишь, мне это кажется, а нет ничего вернее, что кажется

ROFL: ух..... мечтааааа я хочу написать песню. Про любоф Раньше писала музыку(пока музыкой занималась), а вот со словами тяжело, точнее никак. Будем надеяться))))...

inki: ХУДОЖНИК ОТ НЕБА Вера, как бывшая жена или сплетница, ожидает на больничных поворотах жизни. Утраты, горечь, одиночество. Ни один не поверит на радостях. С горя можно напиться, влюбиться, поверить и вдруг найти путь. Вера раскрывает разные двери, но и закрывает тоже не меньше. Можно исповедаться так, что батюшка навсегда снимет сутану, не потому что утратил веру, а ещё не потерял со-весть. И исцелися сам - не получилось. А на следующий день вы сможете с ним среди пыли крошек, табачного дыма и лиц, скошенных временем, за кружкой пива, разбавленной палёной водкой, найти путь, сначала друг к другу, а потом, кто знает, может и тоненькую как на ладони тропинку к себе. И он расскажет тебе странную историю о Художнике. О Настоящем, который первым разбудил его со-весть, не библейскую книжную, а сомневающуюся человеческую, неожиданным спором о грехах и ошибках. Он был Художником от Неба. Реставрировал музейные картины, иконы, иногда рисовал свои пейзажи, акварелью и реже маслом. Он, как все чувствующие появление мысли кончиками пальцев до её словесных и образных сатисфакций, предвидел события. Однажды , увидев картину с храмом, заброшенным и старым, чернеющим как укор среди зимнего белоснежного полога, почувствовал как в сердце пронеслось короткое, как удар хлыста, слово и ощущение – всё… Он верил ни для просьб и не из убеждений, а просто в наследство, как будто от любимой бабушки, воспитавшей его после смерти матери, к нему перешли не только изначальная порывистая доброта и робость, но и в нагрузку к ним - вера , да старые Четьи –Минеи , в которых он любил ребёнком рассматривать и перерисовывать картинки. Из того же времени и ощущения в нём осталось какое-то тихое и неспешное восхищение миром , который казалось только один он и видел таким - способным удивлять на каждом шагу. Когда предложили работу по реставрации старого храма с потолочной росписью фресок прошлого столетия, изрядно подпорченную временем , когда здесь располагался государственный архив, он даже не раздумывал. Есть какой-то необъяснимый магнетизм у людей , охваченных тихим внутренним светом непритязательности и вечного, почти детского интереса к миру и людям. И хотя, они обычно не стремятся ни к вниманию, ни к учительству , наивно оберегая шаткие границы своего маленького и порой беззащитного пространства, у них непременно есть в спутниках, два , а то и больше то ли помощника-ученика, а может даже и волонтёра-подмастерья. Они как ночные мотыльки летят на тот изачальный свет настоящего отношения к искусству человеком, которому безгранично доверяют мимо ума, клубком сердца. Работа продвигалась споро, и с каждым днём своды потолка , отвоёванные у времени , становились симфонией цвета на пасторали веры. Художник ощущал необыкновенный внутренний подъём и много беседовал со своими учениками, даже не о профессиональных секретах, но больше, о внутренней потребности доброты всему живому, милосердии мудрых законов, красоте природного звучания в искусстве, и конечно, о том великом деле восстановления места, где рождается вера. Его не только слышали, но и доверяли почти без внутреннего сопротивления и усилий, без примеров и доказательств, потому что любили. Последней фреской, которую нужно было успеть отреставрировать, были завершающие библейский цикл , картины Страшного суда. Вся работа должна была быть закончена за неделю до Пасхи. Чтобы успеть, Художник работал почти без перерывов, и иногда даже по ночам горел одинокий огонёк в пустынном и спокойном от суеты храме. Лицо Художника осунулось , черты обострились, как будто невидимые раньше трещины вырвались на свободу. Он подолгу рассматривал сюжеты страшного суда из старой книги, вздыхал, и, пробуя отвлечься, пытался заговорить с учениками, но разговор не звенел больше привычной хрустальной нитью, и только время, исподволь подгонявшее работников, как будто оправдывало тишину перед праздностью пустословия. И только однажды разговор как будто взорвался, ранее сдерживаемый, то ли внутренним напряжением, то ли спешкой, и Художник долго и взволнованно спорил с дьяконом о разнице значений грехов и ошибок, о милости к людям и очень сожалел, что перед Светлым Воскресением приходится восстанавливать такие фрески, ведь грешники всего лишь люди. Вечером он долго сидел в одиночестве на ступеньке заляпанного красками аналоя . Временами задумчиво водил пальцем по винограду, нарисованному на этикетке дешёвого красного вина и как будто что-то доказывал сам себе . Именно перед самым рассветом замирает на миг темнота, самая густая и сочная за всю ночь, как будто природа рисует контрастную черту между днём и ночью, не разъединяя, но продолжая одно в другом. Свет не поглощает и не убивает темноту , он раскрашивает её радугой жизни. Лёгкая дымка преломлений у запотевшего окна делает излучение света матовым и плавным. Он одинаково и нежно обволакивает и покосившуюся серо-жёлтую растрескавшуюся раму и ядовито-зелёный маркер на подоконнике, и задремавшего в пыльном углу маленького чёрного паучка. Утренний свет звучит как музыка - для всего и всех. Ему не важно как выглядит то, куда приходится падать взгляду. Так на мир смотрят настоящие художники. Чистые и прозрачные зеркала, не искаженные ни временем, ни чужими истинами. Художник подошёл к запотевшему окну , нарисовал символическое сердце и поверх его - крест. Вот и всё…прозвучало внутри, он ещё раз посмотрел вверх, где вчера работал с учениками. Эхо выстрела прокатилось как камень, сначала резко, потом гулко, как будто каждая стена вздыхала от боли недоумения. Художник. Утро. Смерть. И нераспечатанная бутылка вина, упала и разбилась , когда он падал. Его хоронили на Пасху, за оградой старого кладбища, торопливо и скоро, как будто стыдясь природы, подарившей яркий солнечный день. Чем дальше от Солнца, тем больше пугают землей. Там исчезают ограды и даже горизонт. Прямо над людьми проплывало огромное белое облако, похожее на странную птицу. И его любимый ученик, посмотрев вверх, тихо про себя сказал: Он был Художником от Неба, а не от бога…

ROFL: .................................

inki: .. к сожалению это было.Я прочитал об этом реставраторе в желтушке, но..мне кажется история реальна. Герой держал меня за память где-то год. Но , наконец вышло. Увы..

inki: Долго сидеть у реки… Смотреться в теченье Пусть унесёт лицо У меня третий день Твоё сумасшедшее сердце Болит и плачет Камень круги кольцо То скачет то словно лень А моё иначе как только эхом Стучать не может Небо и то Кость облаков по-собачьи гложет Аист завис над пустым гнездом Пропуская жизнь Всё не о том Между стенаний Остался дом У боли прошлой ни тени слов Ни морщин лица Понять и принять Не чаянно… Любить нельзя забыть Птицей больной Мечется запятая Туда-сюда И странно Смысл от этого Не меняется А взгляду Недостаёт твоего лица

ROFL: Тоска... когда я тоскую у меня на аватаре появляется пес, в знак того, что внутри все скулит от грусти и нехватки теплоты. Хочется смотреть в глаза, а их рядом нет, так бывает-некогда, много дел, работа... Тоска... Я бы тоже писала стихи. А могу только обнять подушку, и писать смс в три слова...

inki: ROFL пишет: Тоска... когда я тоскую ..я плохой советчик.. но Найди одну весчь - которая безукоризненно переворачивает стрелки настроения..что любишь..о чем думать нравится..и упрямо, как автомобильный каток на дороге толкай от мыслей о себе...Тоскавание...это центробежный - к себе процесс. А ты его реактором ну или коллайдером любимых тем рагоняй как можно скорее от себя...думай о чем угодно..о ценах на бананы в Южной Гвинее..о пылесосах убивших ручной труд веника..о видах на неурожай в Сахаре..просто ..садись и рисуй)) Всё буит хорошо! А обнимать подушку..это особое состояние и души и подушки..) Знай, что это делаешь не только ты..я знаю еще несколько подушечников..так что ..Не хандри))

inki: Слезами морю не поможешь... Слезай Сезам не аз воздам А он тем более не сможет Приход наплачет океан Об окаянной доле счастья Имевших паств невестой власти А ты бежишь её напасти… Конечно правильно Родней Снов робкий ветер при луне Чем золотая мертвечина Ролей и правил раков чина Она и он Игрою встречи нежный случай Цепочка повода с причиной Уткнуться в запах тела Ткани где возле ворота полоска Под обрезанье сука «память» Чужих острот наёмно плоских Отрезать метры киноплёнки Всего что было до тебя И нецелованным ребёнком Из пульса имя теребя Терять себя узнав любовь По зеркалам больных стихов Немой двойник одной печали Родной души молитвослов Пиши Как птицам хлеб кроши Оставшись дымкой нагуали Хотя увидимся едва ли Лишь может там где пик вершин Целует платье облакам тогда когда отменят время быть может этими не теми.. Ну а пока Срока не вышли Молюсь стихами Хари Вишня Пиши молитвы для меня От ноты до до соло ля Зеркаля моно соловья

inki: За пьяную вишню Печорин Зачем Вы оставили Веру… В оффшоре от жизни Текут дивиденды без пошлости Прошлых чужих домоганий А битое сердце Как будто в Афгане Мальчишка ещё не узнавший любви Евгений зачем вы вернулись к Татьяне… За пьяную вишню Простуженность даний Святой королевой Больших одиночеств И прочего Ты… Лермонтов Пушкин Печорин Онегин... Осколками книги далёкое я Не граф не княгиня но сердце краплёное родинкой Веры а женщина это религия А богом её Лист осеннего клёна

inki: Вчера... Рисунки...попросил младшего Вишну нарисовать скамейку..нехотя, ну..пожалуйста..у меня сказка у порога, никак войти не может..Нарисуй..я не умею.. Через пол часа..протягивает лист..смеяться не будешь..10 минут лекции о Пикассо и живом в искусстве и умершей красоте холодных выверенных линий..Поверил..Сказка постучалась в 4 часа утра, очень нежно и трогательно..Каждое утро бы так просыпался. Осеннее вино Осень очень любила заходить в эту парковую аллею. Ведь не только преступникам, нормальным людям нравится возвращаться туда, где мы оставляем себя. Рыжая ведьма оставила в этом парке своё любимое дерево , получившее новую жизнь вместе с красивой сказкой. Это была старая сосна, необычная и мудрая, которая научилась разговаривать с Небом и слушать облака, помогать птицам и белкам, превращая длинные зимние пространства, когда снег зажигается от солнца мерцающей плащеницей радуг, в маленький Дом. Сосна дружила с ёжиком своей старой шишкой и рассказывала , что все в мире может измениться в один момент. И ради этого момента иногда стоит и пожить деревом, рассказывая на яблочных завтраках ежей о лунной дорожке, просыпающей серебро тишины на тихие и добрые цветы.Но однажды беседы ежика и шишки необратимо прервались, как казалось навсегда, громкими и бородатыми тулупами дружившими в лесу с помощью пилы. Сосна получила новую жизнь , ее превратили в скамейку и поставили в одном из городских парков небольшого уездного городка О. Первое время скамейка просто осматривалась, ведь когда попадаешь на новое место, нужно обязательно найти в нем привет от старого, и зацепиться облаком души за этот крючок, который потом и выпрядет хрустальную нить дружбы, а если получится и любви. Потому что старая сосна помнила, что если утром ты не просыпаешься с мыслью о том, кого любишь, иголки быстро покрываются мёртвенной ржавчиной и опадают, вместе с желанием разговаривать с небом и собой. Первое,на что скамейка обратила внимание, была клумба с цветами. Она была круглой формы, и цветы напоминали ковёр или рассыпанное драже осенних листьев от зеленого, желтого до всех переливов багряного и красного. Ранним утром , когда роса умывала лепестки , аромат вместе с туманной дымкой обволакивал не только дорожку и скамейку, но кажется, даже время замирало, чтобы передохнуть перед новым днём. В эти минуты скамейка вдыхала всеми порами цветочный запах, пила оттенки цветов и ей казалось..что она подлетает и смотрит на землю с того высока, который был тогда, когда она еще была сосной. Туман был такой густой и добротный, тёплый как парное молоко, что может ей это и не казалось вовсе, а она на нем как на облаке парила , пока набирающее тепло солнце не разгоняло это утреннее баловство. Ведь людям нужно с утра бежать на работу или по делам, а разве можно работать, когда видишь по утрам летающие скамейки. Но и Осень вспоминала скамейку, ведь она никогда не забывает тех, кто отдавал ей свое тепло, и еще сильнее помнит тех, кто этого не делал, но не из вредности, а из особого течения и устройства жизни. Ведь сосна никогда не участвовала в жизни листопадов, но она так очарованно следила за всеми лесными преображениями, не жалела своих детей шишек для рыжих белок птиц, что вошла в круг приближённых Осени. Первое испытание пришло к скамейке вместе с парочкой подростков. Ей было не тяжело их держать. Но когда они стали выжигать на её спинке с помощью какого-то стёклышка и из точки с маленьким едва видимым огоньком взвилась струйка дыма, она начала скрипеть. Ведь болит не там, где жгут, а потому что не понимают, что это больно, или не хотят понимать, а это еще больнее. Когда она осталась одна, необычное ощущение боли и почему-то радости, окутало её душу. Именно душу, потому что на верхней жердочке теперь жило маленькое шоколадное выжженное сердечко. Так к нам вместе с болью обязательно приходит и радость. Просто иногда это не сразу видно и если научиться ждать не только людей, но и себя, то обязательно поймешь, всё к лучшему. А дубликат ключика этого лучшего всегда лежит в сердечном тайнике, если вы потеряли его со связки дня. И опять сосне помогло ее прошлое, ведь она могла рассердиться и гневливо бурчать при каждой попытке на неё сесть. А когда скрип идёт от души, он раздирает сознание и перенести его очень трудно. И уже скоро, почти никто не подойдёт к такой скамейке, потому что желание отдохнуть меньше, чем страх неприятностей. Почему так было у людей, она и хотела понять. Поэтому, она решила подождать со своим недовольством. И очень скоро не пожалела, а только улыбнулась своей сосновой мудрости. Почему то те, кто знает о мире больше, так стеснительны, когда дело доходит до них. Они легко отдают и делятся, но не всегда позволяют себе принять подарки от других. Наверное, поэтому, они очень трудно любят и принимают себя такими, какие они есть. Кто-то стыдится, кто-то стесняется и почти всегда им кажется, что они не такие, потому что не любят, чтобы локти были проводниками, а чужие головы ступеньками. Но чтобы решить эту проблему раз и навсегда, нужно повториться в другом, похожем, и если влюбиться в него, то будешь греться его отраженным светом, а он твоим. И так можно прожить долго и нежно. Как раз в один из таких красивых осенних вечеров, когда небо шепчет земле..я люблю тебя, не потому что ты красивая и позволяешь расти цветам, деревьям и детям. Но и ходить по тебе людям, ездить машинам, пилить деревья и ломать маленькие жизни птиц . И за второе даже больше, потому что красоте больше ничего не нужно, а боль, боль это красивый и наверное самый чистый путь к любви. Чужая боль. Правда потом приходят новые испытания, и научиться сохранять это, оберегая от серого времени еще труднее, чем спасать. На слове «спасать» на лавочку опустились два человека осени. От всех других их отличает особое внутреннее время и свет. По этим признакам они и узнают друг друга в толпе, потому что умеют видеть то, мимо которого обязательно пробегут другие, время которых несется вперед как сверхзвуковой лайнер. Если такие люди находят друг друга, то они могут проделывать разные интересные фокусы со временем, которое становится общим и управляется волшебным взмахом руки. И если им хочется полюбоваться закатом , который сегодня особенно выразителен, им не обязательно передвигать стульчик ближе к горизонту, они приостанавливают часы и отправляют стрелки полетать, пока внутри не согреется маленькая птица, живущая в клетках рёбер. И когда тепло раскрашивает её оперение в цвет молодого вина, птица начинает тихую далёкую песню. И если скрипка играет долго и нежно, её нельзя останавливать, потому что ноты могут обидиться и больше не прийти в гости к птице и время замирает опять. Осенние люди умеют разговаривать глазами. Слова как пугливые взъерошенные воробьи врасспыную разбегаются от таких разговоров, но зато потом, они возвращаются не воробьями, а настоящими журавлями на бумагу, чтобы лететь дальше. Два человека и одно время. Когда скамейка услышал их, она всю ночь проплакала, хотя со стороны казалось, что просто пошел осенний дождь, но ведь мы иногда связываем события не так и не для того, чтобы понимать, а чтобы нам было удобно идти дальше и быстрее. Но в тот вечер плакала именно скамейка, плакала дождём. Что же такого услышала она.. Пожалуйста не думай обо всём плохо…Дорога, которую мы проболели , именно проболели, наконец-то расчистилась, ведь до этой вот аллеи и скамейки мы прожили с тобой несколько тысяч лет. Но ведь мы остались вместе. Да..мы похожи на вещи, с которыми не очень-то церемонились при употреблении, но мы -вместе. Да, мы знаем как сердце покрывается инеем, когда среди окружающих тебя вроде бы участливых но не посвященных лиц , стена и подушка кажется самым сокровенным собеседником, потому что не смеётся, ни в лицо не за спиной. Мы знали этот холод, поэтому мы вместе, и нам тепло. Мы приговорены с тобой к этой осени и друг к другу как слова к бумаге, облака к небу, вода к крови…Но у нас самый красивый и непостижимый палач…Она всегда приходит вовремя, она все терпит, никогда не требует, только отдает, она не сравнивает тебя с другим, она принимает тебя и пишущим стихи, и кричащим в бессонницу, ты одинаково красив и дорог и за рулем машины и в очереди в больницу, ты время, которое нельзя потерять, и счастье , которое нельзя купить. А осень…но ведь в нас с тобой столько всего из прошлого, и может даже из будущего, да многое нам уже не под силу. Летающие чаще плачут от боли и в награду им разрешают видеть выше. Но, давай отражать все, что у нас есть и клеить клубничный пластырь не куда нужно, а когда больно, даже если друг от друга. Давай просто играть, как дети и с ними. Хочешь, утром я буду видеть в тебе ребёнка , и ты научишься потирать кулачками заспанные глаза. Хочешь, в обед мы поиграем в традиции старого семейства, и ты будешь строгим отцом или нежным другом всем нам. А вечером… Вчера , когда ты запустил в небо птиц …оно попросилось ко мне на порог. И я не знала, чем накормить столько птиц, тогда я закрыла глаза и представила огромную поляну ..А ночью, когда мы спим, мне иногда кажется, что мы всё таки не волки, а кошки, потому что иногда у меня появляются непонятные царапины..Ключик от моего мира лежит в тайнике твоего сердца. Помнишь ту сосну, которая кормила белок шишками, тогда в прошлой жизни, когда мы еще были облаками. Что-то происходило, и скамейка , поскольку она была очень чуткая и сентиментальная, можно сказать, душевная скамейка, ощущала не только необычное серебристое свечение вокруг себя, но и ровное густое тепло, идущее волнами . Ливень начался тихо и шёпотом, уронив первые аккорды на асфальт, который тихо вздохнул маленьким шорохом сухих листьев. Осенние люди ушли, но тепло осталось. И каждый раз, когда она вспоминала о них, ей становилось тепло.И именно оно стало дорогой ее жизни. Октябрьским вечером перед самым окончание заката, когда время и пространство укутались в теплый багряный плед и пригубили из чаши жизни вечернего осеннего вина, рыжая ведьма , катаясь на южном ветре, пролетела над скамейкой как старой знакомой , оставив на ней маленький кленовый лист. Это был знак кленового посвящения и осенней инициации в синоптики. Скамейка превратилась в волшебное место, способное создавать внутреннюю погоду для всех, кто придёт к ней отдыхать.Все и шли. Но отдыхали единицы, ведь чтобы стать осенними, нужно прожить очень много листопадов.. Тепло, это когда твои желания бегут из тебя к миру. И люди, присаживаясь впервые, ощущали теплые необычные флюиды и часто возвращались . С того самого вечера, кто бы ни садился на эту скамейку, она испытывала к ним приятие и нежность, и тепло проникало в разговоры отдыхающих. Через время скамейка начинала улавливать к концу разговора интонации тех осенних людей, которых полюбила первыми. Весь мир , конечно, не обнимешь и не полюбишь, но если смотреть на него глазами человека осени, который тронул твою душу красивыми тёплыми красками, то в добрую память о нём, отдающем добро как выдох, хочется делиться дальше по цепочке, не спрашивая и не разбирая человеческих глупостей о том, кто чего достоин. Любой, упавший сюда на землю, семенем во чрево, орешком в землю, каплей на асфальт, словом на бумагу, сможет взять только то, что ему позволено. Кем позволено? А этого не знали даже осенние люди. Твое сердце - штучная работа. Когда еще не было времени, мы были камнями на морском берегу. Сколько веков мы слушали песни моря, котрое сегодня снова пробует вернуть на свой вечный берег. Сколько нежности и терпения волны, сгладившей острые и шероховатые поверхности тверди. Сердце не камень.Оно омывается волнами крови, несколько огромных морских волн ежедневно, если сложить вместе, за тысячи человеческих часов нескольких жизней...вино человеческой крови сделало твое сердце мудрым как вечные камни на морском берегу. Целое море вина, красного терпкого с осенним вкусом полыни и кольцо из сердолика.Сердечный камень вместо каменного сердца. Там лежит ключик от моего мира.

ROFL: Инки..................... у нас тоже есть осенняя скамейка, октябрьский вечер с оранжевым закатом и золотыми кленами, синее-синее небо с птицами, а еще солнечно-золотистая аллея и огромный камень.... быть скамейкой в парке.... а еще лучше быть осенним человеком. я знаю, что я осенний человек, и именно в прошлом октябре я стала человеком осени вот и опять примерила на себя потому что и вправду-осень......... *сидит думает, мечтает* спасибо

inki: ROFL пишет: я стала человеком осени вот и опять примерила на себя ..а я это знаю..ъхотя нет..чувствую..на фиолете вообще Осень в законе Спасибо, Кира! И за метаморфозы..сказочнику вовремя посмотреть сказку..как вдохнуть воздуха, очень вовремя..а то у меня время с душой не стыкуется..а теперь .нашел вилку встречную))

ROFL: а мне кажется, что я сейчас вообще вне времени, как будто оно остановилось на самой теплой и солнечной минуте октября.... единственый минус-не могу рисовать. наверно правду говорят-когда художник счастлив, он престает быть художником, должно быть хоть немного грусти внутри. сейчас-только фотографии-воспроизвожу то, что вижу

inki: ROFL пишет: художник счастлив, он престает быть художником, Кира милая он просто отдыхает, понимаешть, художник на счастье не кончается, поверь)) И счастье не враг художника..просто есть художники лунные а есть солнечные) А есть небесные..все вернётся..не скучай по творчеству..фото это тоже искусство, а снимать счастливыми глазами из сердца..дарить свет дальше, так что...миссия выполнима!

ROFL:

ROFL: Инки, мы как твои осенние люди я теперь часто думаю об осени и о скамейке. ты выразил мои мысли, которые внутри меня глубоко бродили, я ж говорить не умею-как собака-молчит и смотрит))

Chandra: Кира, отличный дуэт! Когда уже у нас на форуме появятся его творения? Ох, не зря тема у Инки начинается с "Когда встречаются миры ... "

ROFL: Лялечка, глупая Кира не может вставить музыкуууууу...... *хлюпает носом*

Chandra: Всем подарок в связи с грядущим Днём рождения форума

inki: Ляль..ты тёплая как булочка, добрая как клубника, нежная как гладь озера, нужная как вода..чуткая как кинопленка..ты МАМА форума)) Спасибо..спасибо что ты такая и сюда хочется приходить..как к близким и знать, все будет понято именно так как надо! А когда бум пьянку объявлять? Когда тезименитство?

Chandra: 22 октября

ROFL: ухты!!!! будем отмечать!!!:)))) и всем поздравления а Лялечке агромадное спасибо!!!!:-* а я не могу войти....... научите как с макинтоша заходить?..... он входит и сразу выбрасывает меня:( ROFL

Chandra: Ну в браузере надо что-то сделать. Почистить куки или как их там. Может там форум в исключениях стоит. Браузер настройки посмотри на работе.Это же на работе?

ROFL: на работе как раз РС стоит все нормально... это Витин компьютер, он тоже не знает, почему я зайти не могу(((( с любого РС заходит нормально, а с макинтоша ни с одного((((....................

inki: Ляль ..так когда праздник - то? Я ж смотрящий то по праздникам, может я тоже хочу себе в ветку..только обзорно..такое кино я снимать пока не умеюю

inki: Души песочные часы Песчаный берег растянулся вдоль моря ленивой тенью, повторяющей контуры своего проявленного светом отражения. По его песчаной поверхности , девственной не только от следов и прикосновений, но и времен года, тянулся нежный аромат морской воды и йода. Времени еще не было. Два камня, оставленные хранителями моря, каждый день встречали и провожали волны. Много встреч и немного расставаний. Расставаться можно, даже находясь рядом, как и быть рядом, ни разу не встретившись. Чужими становятся камни, уставшие от узнаваний и жалеющие, что не остались просто незнакомыми. Волны отлива, купающиеся в робких утренних лучах, оставляли края камней влажными, меняя не только окраску, но и восприятие неба, солнца, и даже моря, потому что камень связан с миром миллионом невидимых ниточек, идущих из каждой молекулы . И стоит только одной из них нарушить графику внутреннего танца, как камень меняет угол зрения и восприятия. День просачивался сквозь каменные тела сиянием воздуха. Волны омывали внутренний танец , пропитывая их как губки водой . Прибой рассказывал о жителях морских глубин, о путешествиях воды в космосе. О том, как она решилась отпустить свои капли на землю, о трагедии погибшей планеты , о страхах солнца, когда тёмные пятна рисуют свою игру и кажется, что еще немного и оно просто взорвётся. Но всегда остается маленькая мысль в капле воды, она меньше самой маленькой частицы во Вселенной, и поскольку ,почти не занимает места и невидима, то ее невозможно ни найти, ни уничтожить. И именно она в трудные для материи минуты открывает потайные двери выходов над пространством и временем, меняя все известные законы чисел и смыслов, ради продолжения воды на Земле. Много волн… очень много приливов и отливов пролежали камни молча, они находились недалеко, почти рядом друг с другом. Откуда возникает желание делиться своими впечатлениями и мыслями, не знало ни море, ни золотистый песок. Зачем нужно, чтобы тебя не только выслушали , но и поняли, или хотя бы попробовали понять. Потому что хуже непонимания, только холодно равнодушие… Душа и уши…Камни не могли говорить, потому что ещё не умели слышать. Желание рождается раньше всего остального. Так однажды один из камней, услышав крики чаек подумал, впервые подумал про себя. Это красиво, когда синхронно с волнами воды запускаются и воздушные волны. Воздух то же море, только с водой , разлетевшейся далеко-далеко друг от друга маленькими капельками тумана. Пересечение стихий рождает что-то третье, новое и неизведанное раньше. Кто из них первым научился играть с воздухом, извлекая из себя внутренние звуки, мы так и не узнаем, известно только, что потом, молельные камни, о которые растирали краски, были их далёкими родственниками, и от их молений пошли и слова и явления - молва и молитва. Молиться – это растирать ментальные краски слова для радуги чувств, от красного жизни до фиолетового полёта. Радуга живет внутри каждого человека рядом с нотным станом и цветами. И почти каждый ждёт, когда к нему придёт настоящий художник и откроет палитру. Души, ещё бесплотные прозрачные космические путешественники, бороздили бархат космоса . Они слушали мелодии сфер и перешёптывались сквозь туманности и созвездия с другими, такими же как они путешественниками. Они все стояли из слуха, так чутки и трепетны были их воспринимающие слои, что любой шорох, любое движение ими ловилось тут же и мгновенно, это были огромные , похожие на прозрачные облака ракушки, которые до сих пор скрываются в звуковых волнах близких слов. Душа ушами прислушивается к духу воды и воздуха. Однажды, одна из них пролетала над камнями, и, услышав плеск морской волны, решила отдохнуть и запомнить необычные звуки , чтобы забрать с собой в долину памяти эту дивную песню воды, казавшейся родной и близкой. Опустившись на камни, и заслушавшись, душа уснула. Камни, почувствовали что-то необычное, и танец Шивы просочил душу внутрь при первых лучах солнца, оставив лёгкий влажный след наверху. Это стало рождением первых одухотворенных камней. Душа , очнувшись в камне, поначалу испугалась, но услышав мерный шум волны, подумала, что это новое принесёт ей мир и покой. Когда устаешь бороздить огромные расстояния, ищешь точку, в которой ощущая себя маленьким, распахиваешься уставшими от суеты частями глубинного «я». Наверное, это была уставшая душа, оставшись в камнях, она даже не заметила, что раздвоилась, соединяясь тонкой невидимой ниточкой, бегущей над золотым песком. Это были разные камни, то и душа из каждого из них видела разные вещи, и пусть она оставалась одна, но в то же время их было двое. Однажды ей захотелось спросить свою соседнюю часть – нравится ли ей смотреть на закатное солнце. Это был мысленный вопрос, и как только он прозвучал…родилось время. Именно с этого мгновения, когда появилось слово, облеченноё в символ, обращенное к другому, побежали маленькие секунды, затрещали минуты и поползли по берегу, как мокрый след волны, неистощимые на события часы. Первым это заметило Солнце. Оно не знало, как относиться к рождению времени, и на всякий случай решило подружиться и предложило свою помощь , чтобы его узнавать по тени. Так первыми появились солнечные часы. Морской песок, лежавший под тонкой ниточкой, соединяющий душу в двух камнях , чувствовал, как по этой солнечной нити бежит время и тоже , посмотрев на солнце, предложил портрет. Ведь если время никак не проявить, как же доказать , что оно вообще есть. Времени это было нужно или душе, оставшейся в камне, или морю, любящему эти камни, или самому времени – никто до сих пор не знает. Появившиеся потом песочные часы напоминали как это все начиналось. В любых отношениях людей, если сравнивать их с песочными часами, есть самое узкое место – нить, связывающая одну душу с другой, и именно от этой нити, ее способности пропускать или задерживать песчинки-миги, зависит, будет общее время врагом или другом. Будет оно лететь как ветер или тащиться как уставшая и обессиленная змея, будет оно вести за собой улыбки или слёзы, все это теперь зависело от самого непрочного, самого капризного, но и самого дорогого материала. Наверное, оттуда и повелось, что счастливые часов не наблюдают, потому что оно летит птицей. А счастье это когда тебя понимают. Душа это уши, облеченные плотью. Слова - игра воздушных волн и внутренний танец твоего личного времени. В золоте молчания невысказанного света намного больше, чем проявленного. Но в слове прозвучавшем есть не только свет. Как рождение ребёнка несет ему жизнь и свет, но вместе с этим – боль, страдания, переживания и уход, так и проявленность словом , влечёт за собой поступки, обрекая порой законченностью и потерей. Потому что пока твоя мечта существует в душе, она питает твои мысли, твои чувства, твоё я, когда ему больно и холодно.Но если ты не сможешь изменить правила игры слов , которые имеют особенность различного значения..ты теряешь ее раньше, чем решаешь купить билет на поезд. Чтобы узнать эти правила..порой приходится искать не одну жизнь. Неподвижные застывшие формы хранят в себе самый большой запас неисполненности и возможностей. Потому в тайну камней никто так и не смог проникнуть. Вместить море неизведанного может только вековая неподвижность. Разве только скульпторы и альпинисты иногда касались каменных святынь ощущением восхищения . Горы это очень большие камни, живущие по тем же законам, что и валуны на морском берегу, хранителями истин остались и капища языческих дольменов, Стоунхендж или истуканы острова Пасхи. Когда мастеру удаётся договориться или услышать камень, рождается чудо, подобное мифу о Пигмалиону и Галатее. Камень отзывчив тогда, когда человек вкладывает душу, потому что помнит, как это было впервые на морском берегу. И еще он немножко чувствует себя виноватым за время, ведь очень часто именно оно и становится для души невыносимым ощущением одиночества, если рядом нет того, в присутствии, которого оно исчезает почти совсем. Закат вылизывал пеной волн песчаное побережье. На пляже почти никого не оставалось, и только ребёнок что-то строил из песка, стараясь успеть между набегающими волнами. Ему нравилась временность и сменяемость, и каждая волна, размывая его нехитрые пирамидки, вместе с ними забирала его желания, произнесенные робко и тихо про себя, но не о себе. В этот вечер на другом морском берегу другой ребёнок строил из песка не дворец, не город, не старую крепость со рвами. Он не лепил смешные куличики и зверей из разноцветных пластмассовых формочек. Он не рисовал тонким прутиком странные знаки, похожие на древние руны. Он не писал слова, смысла которых не только не знал, но и никогда не постигнет..он… Он делал то, что сейчас подскажет тебе твоё воображение… Он просто жил..и грел твое время и носил твоё имя, данное тебе задолго до рождения. У каждого из нас есть внутренний ребёнок, которого иногда просто необходимо отпускать на морской берег времени. В несказанном гораздо больше оттенков и смыслов, чем в произнесённом. Зачем же мы себя бережём в первом, и так не любим во втором. Не произнести словом «ветер» в молчании и разговоре..можно на разницу общающихся душ. Именно в дельтах противоречий кроется тайна капризов времени, когда оно из тёплого пледа превращается в ледяную корку подтаявшего ранней весной снега. Поэтому мы тянемся к сходству. Там тепло. Однажды камень спрашивал у воды…а что такое бог.. И вода отвечала, бог это не седой старик на крыше неба, а просто возможность верить, возможность верить, что он есть. И с этой возможностью тебе в тысячу раз легче жить. Один придумывает возможность по имени Магомед, другой Будда, третий Христос..и каждому в жизни помогает лишь его возможность, та, у которой знакомое имя. Бог не построит тебе дом, не отведет за руку на работу, не найдёт друзей, но когда ты веришь, хоть божьей коровке, тебе легче это сделать самому. Это и есть бог. Возможность и потребность веры. Когда у тебя засыхает любимое дерево, ты же не молишься, а идёшь и набираешь ведро колодезной воды , хотя конечно, можно и помолиться и подождать дождя… Но ты поливаешь дерево, потому что любишь его, а не потому что не веришь богу. И понимаешь, бог в тебе самом. Не ты бог, а в тебе. Это разные вещи. Но богом может стать каждый, в кого поверят. Ты мой бог. Но можно я останусь человеком. Тогда у меня будет повод и причина быть рядом. Два бога в одном приходе просто не уживутся. Кому-то нужно просто верить. Но если это так, скажи, ты - правда любовь? Или её придумали русские? Не отвечай, помнишь камнями, мы все понимали, глядя на волны. И зачем тебя тогда дёрнуло спросить про этот закат. Это была наша первая рифма…рядом с тобой ..нужен любой..и уже потом появилась Она..конечно же из пены..

ROFL: inki пишет: Радуга живет внутри каждого человека рядом с нотным станом и цветами и я это тоже поняла. но понимать наверно можно только вдвоем, и только с тем, кто был с тобой с самого начала вселенной

inki: Ребята...какие вы красивые! ROFL пишет: кто был с тобой с самого начала вселенной Кира ..если ты и собака..то с самого начала вселенной..вселенную мы создаем сами. С начала создания той вселенной ..да..именно они открывают клетки всех птиц... Пять с плюсом тебе за эзотерику!

inki: кто здесь любил...тот Жить сократово Чашу и яд растянуть и по капле лизать Не получится… Будете пить молоко И десерты цукатами Просто нас а не мы Виноватыми Назначают случайно на раз Кто любил здесь Звезду из колодца Не смеётся ни в цирке ни после Видя как косолапых заносит Белым танцем Играющих вальс Валуны сирых туч Бок покатый Друг о дружку сотрут до грозы Молний вздроги Объявят созыв Дождевою капеллой Означив упасть В пасть земли Понедельники ими проплачем Расплатившись за бывшее Пленных Приведут тараканы к столу И стакану заварка заправит Чабрецом чай зелёный с лимоном И как кошка скучая по дому Выгнет спину шальной электрон И полковник поверив в обман Больше не во что вечером верить Распахнётся как старые двери Нулевой обнимая аркан Утро крякнет и бросит в корзину Пару яблок с забытых планет Самолётик бумажный поднимет От фонарщика странный привет Ещё рядом И времени нет

inki: ...Господи...перечитал свое начало.как бы еще научиться себе самому верить...научите кто-нибудь гнать сироп вишнёвый в обход головы..совсем чтобы в обход..сдам голову в аренду за...несколько теплых слов от души...

ROFL: когда ДРУГИЕ верят тебе, пусть даже один человек, это же очень много.... А я думаю-ТЕБЕ верит не один человек. Так что а может не надо в обход головы? Может так все и нужно, как есть? И тогда можно поверить самому себе Во всяком случае в моем варианте-именно так и происходило

inki: ROFL пишет: И тогда можно поверить самому себе..мне до боли нужен тот кто верит.пока не научусь себе сам..это трудно больно и ..я Луна..мне нужен отраженный свет меня..)) Спасибо ..Я не умею как Женя Бабушкин..уйти совсем, здесь держат вещ.но изнутри я наверное такой же Женя.. Начало нового цикла ..я знаю еще одного Художника..он придумывает меня настоящим.. ВСЕМ ХУДОЖНИКАМ ИЗ ОДНОГО ПОСВЯЩАЕТСЯ... Крылья из белой бумаги Старая дача чердак обозначен лучом Доски рассохлись и щели вылизывал свет Накипь желтушных газет и тома кирпичом Ржавый фонарик и кукла..состарилась…нет В тихой пыли одичавшего времени есть Нежная кожа красивая добрая память Скрип половицы стук двери и кажется здесь Лучший ребёнок согревший пластмассу руками И дождалась…всё другое вот только глаза Там те же чёртики только грустящие скачут Тёплые руки коснулись и ветер сказал Знаешь он только с тобой настоящий и плачет Тонкий ноябрь землю кутал вальяжно и снежно Нежность пластмассовой верности сердце в манеже Новое платьице синий Цветаевой томик Крылья из белой бумаги и домик картонный Снится берлога из сладко творожного храма Кукла качнулась и эхом надорвано ..ама.. Слово-молитва и бывшего чистого амен Сердце устанет попробуем верить руками Выпадет стих как роса из туманного в сырость Лечимся фразой…любовь выбирают на вырост



полная версия страницы