Форум » Литературный салон » inki - МММ (мой маленький мир) (продолжение) » Ответить

inki - МММ (мой маленький мир) (продолжение)

inki: Когда встречаются миры ... Когда встречаются миры, То умирают предрассудки. В клубки минут, мотая сутки, Воздушной вязи Из чернеющей дыры Вдруг возвращаются Нетронутые звёзды, Бросая в ночь сияний фиолет, И зависая инеем морозным, Мир открывает тайны, Коих нет И быть не может Без падений в омут, В хомут сует, Разбитых в кровь колен И веток сломанных Из сиротливой клетки, где ребро Само себя , отдав на сотворенье, Так и осталось там. В Мирах иное летоисчисленье… Детей мирки из астероидных дождей Там в вечность спутников, Орбитами без правил, Где Путь – не притяжение полей, И, даже сладкозвучных простыней, А, выпорхнувший с рук, Воздушный змей, Что раньше гнал В обход через аорту Сироп вишнёвый в студень головы. Мы здесь оставим ангелу и чёрту Одёжку, взяв на память Рассвета горсть В касании травы.

Ответов - 93, стр: 1 2 3 All

ROFL: Ини кошмар...... напасть на детей жить-страшно.....

inki: Chandra Chandra пишет: я дама старомодная..это понятно, но ведь образованная..а вот гоп-стоп..мы подошли из-за угла...не знаешь ROFL пишет: Ини кошмар....мы попробовали извлечь из этого позитивный урок терпимости..у меня получалось хуже всех)) Все образуется, вот гопну государство и верну им долги

Chandra: inki пишет: гоп-стоп..мы подошли из-за угла...не знаешь знаю, но не связываю

Chandra: Ини, я дама старомодная. я про гопнутых не очень поняла -что это значит? Что у детей отобрали на улице всё?

inki: Ляль..удали что-то сбесилось или комп или трафик или проги

Chandra: хи, ты забыл, что ты модер и сам умеешь удалять?

inki: ГОД ДОЖДЯ Витражей ностальжи В надежду вдеваем себя Как нитку с иголкой Мысли на полку Летаем В полку тихих всплесков Леска расслаблена Рыбка отпущена Плыви золотая На свет всемогущего В море жизни Волнами вернись Может быть на вершине Подводной горы Для игры Где кумир создаёт пантеоны созвездий Ты раскрасишь такие миры Где пиры и пирушки Подобием стружки Пенки морской Тают тихо и быстро Инсайтами выстрелов В прибрежности фетра Старой шляпы как жизни В путевом километре Летящего дня Очень рано темнеет Принесите огня Одинокой метели Подайте мне лапу Великие ели Восемь дней на последней неделе Восходящего года дождя

inki: ДЕВЯТЬ ГРАММ до весны Тень млечности на пчеле Человек и снег Почему День через день Как бой с вечностью Пью твою веру Верую я и ворую Слова тени стены оттенки Венками старых страниц и книг За разомкнутый равный миг Тихого скрипа дверных петель Скрипкой метели восходящего лета Когда впервые выпал пух тополиный И явились времена года К людям с повинной Погода приходит приказчиком В печать сургуча на почтовом ящике Это не письма Не слова даже Пажить Детства чужой велосипед На два дворовых круга Чистый лучистый желток и свет Солнца Дороже друга светила И дальше тени пчелы На зимнем где сажей белы Закаты лета и расходы осени Осины и сосны Смешанный лес Время на вес До весны девять граммов

Eos: Ини, это грустно дуже. А я морожено ем. Вышла работу)))) Палском))) А мальчик один в меня вцепился не пойму почему))) мама говорит: жалились на него сильно, когда вас не было. Папа собрал вещи евоные и сказал: а теперь не в школу, а в тюрму чеши ( а тюрьма рядом с школой))) зона) видимо, какое-то несоответствие случилось))) Напиши че-нить веселое, потому как радостно: я вышла на один день, а мне "Слава Богу!!!", наверное, я кому-то был предновогодний праздник)))) Твой Санта Вишня всежы есть. Паэтому)))) А сколько рядом боли. После моей школьной хистори произошли несчастья с детьми. Это второй раз за полгода. Наверное, наша гимназия чем-то Бога прогневила. Скажи Санта Вишне, что мы нежно и трепетно стараемся радоваться всему остальному и гневить его не будем. Не грусти ты тоже. (Па сикрету: я балею фсе равно. Но это сикрет.)

inki: Малыш, ты давай этого, трафег нафег..Нильзя болеть. Отходи в сторону от болезни и Вся будит холосё, потому шта Вишня да, есть.. Эос. Как по заказу..сегодня к вечеру будет сказка..Она уже испеклась, нужно коржи подравнять..Все поправимо и обратимо. Лишь бы не мимо. Не грусти!!!! Тюрьму переделаем в летнюю и лётную школы. Алекс будет инструктором. Чандра будет конструктором парапланов, Мигель все это снимет с лица неба, Кира сфоткает уже на земле , Олден Напишет новую сказку в стихах и песню, ..а все остальные придут и под ёлку подарки принесут... складывать вот тут..

inki: Подарок от Бенгальского Тигра Людям-облакам от человека-горы С теплом и любовью… В воздухе зависла дерзкая змейка дыма. Запахло серой, бенгальскими тиграми и огнями. Шагрень ночного неба искрилась собирая светлячки городов. Они сидели на дежурном облаке, привязанном к шпилю Эйфелевой башни, болтали ногами и баловались тем, чего нет у богов… - Я… - Я знаю, - вниз полетела белая невесомость истин, и воздух поплыл серебристыми кругами мерцающего света. Херувим и Санта-Вишня смешивали снег и тополиный пух, выпуская пену дней на землю. Каменная улыбка Триумфальной арки, как всегда подглядывала и слушала этот молчаливый разговор. Она сохранит его для декабря в строжайшей тайне от себя. - Сегодня - наследный день. Можно наследить или оставить следы в покое. Это великое отступление Времени Клюквы и призыв Настоящего. Если всё неправильно рассчитано, должно получиться, - Санта Вишня потёр руки и зажёг контур над облаком, рисуя гало бабочки . - Разве это праздник?…Дайте мне запятую и три грамма сумасшествия и я покажу на два щелчка , что это фикция и обман внутреннего зрения. Главного руками не напишешь. Только настоящий Король делает свиту, поэтому он всегда голый. Последнюю рубашку отдаст. Разве искусственный свет на убитых ёлках может дарить радость. Радость и праздник…это то, что остаётся потом, когда уже дождались, и всё равно, продолжают ждать. Солнечный зайчик не повесишь на ёлку. Но его можно придумать. А эти гирлянды. Даже рядом с «Наполеоном». Чего можно ждать от этого? Ну, кроме рассола, конечно…- Херувим слепил из пуха и снега маленький колобок и забросил его на Елисейские поля. Шарик покатился, оставляя за собой бикфордову паутинку серебристой нитки. Докатившись до Монмартра, клубок взорвался шутихой. В небе вспыхнула сверхстарая зелёная звезда. Немного поморгав, она грустно обронила - «еще не готово» и потухла. - Ты, конечно передёргиваешь, как любой джокер, но, где-то прав. Сегодня опять играешь маленьким? Думаешь, получится? - Если я буду думать, всё провалится. Пробуй ты. Помогай. Вчера в магазине я оглох от поскрипывания мозгов покупателей. В инсайте, когда отдавили третье ухо, показалось, что праздники ещё тогда придумали хитрые шумеры. Сразу после денег и алфавита, креативным заместителем Молоха. Новогодний грипп – торговый пиар и бренд - лучшее – бред хорошего. Андерсен его бери, привили осколки кривого зеркала, и каждый жмёт не слезу, а окулиста для втирания очков. А ведь, начало было не там….- Херувим закатил глаза, и облако качнулось влево, медленно поворачиваясь вокруг золотой минуты. - Принц, а так хочется настоящего праздника…- маленькое реактивное облачко волчком полетело к уснувшей звезде, через пять слов вернулось обратно и последним оборотом вокруг себя выплеснуло на башню ветреную серебрянку. - Бурятский лама Тибету принц. Меня назвали Санта, если Вишня для тебя слишком много. Когда я был Хари-Вишней, ты не ленился, Херувим. Это не башня, а я не Эйфель. Это укол в небо, прививка от земного столбняка. Видишь, как горит по окнам праздник. И кажется, улицы танцуют . Две шутки – и все упадет и кончится.Праздник умрет как приговоренный к пожизненной радости. Останется Настоящее. Хочешь?! Ты только захоти. Или захочь. Или Хотей…Помнишь, этого забавного толстяка из слоновой кости? Хочешь..Но опять не скажешь. Эх, твоя робость – моя нежность, наша нужность на их сложность. Смотри вниз… Я начинаю шалить.. Через минуту по городу пополз непроницаемый плащ тьмы. И только два окошка по разным окраинам соединялись тонкой линией света, разрезая город на части. За одним окном – маленький мальчик, пытаясь отдышать подсохший водяной фломастер, мастерил новогоднюю открытку. Рядом были разбросаны звёзды из фольги, лоскутки цветных обрывков бумаги, серебристого дождя и конфетти. Фломастеры как солдатики придавали беспорядку мягкое ощущение непреходящей радости вдохновения и внутреннее ожидание добра на сторону. Так бывает, когда о ком-то думаешь через себя, но для него . А потом и через него, но для других остальных, кто возле него дороже чем без. Даже не узнаванием. Касательностью – свои.Тонкие. Ребёнок творил вытворяя. Второе окно смотрело в мир… На двери горел нарисованный очаг. Раненный лист бумаги скомканным шариком лежал на полу. Горели свечи, лампа настоятельница. Отражённо переливалась елочная мишура, беспорядочно разбросанная по полу. Чашки с недопитыми чаем и кофе глухо и мерно перестукивались от случайных прикосновений руки по дороге к пробелу. Две мыши на протертом коврике спорили – чьё колесо прокрутки начнет следующую страницу. Короткое имя двух согласившихся гласных, похожее на звук серебряного дождя на осенней крыше , каталось на язычке пламени и речи. Там ему было любо. Иногда оно отвлекалось на молоко экранной страницы. Там ему было дома. «Только глупцы и мудрецы называют вещи своими именами» - эта фраза повисла в воздухе золотой арабской вязью, и, загоревшись от вчерашнего бенгальского тигра, оставила лёгкую дымку нагуали. Он отыскал место слабости и продолжил переименование мира. Наконец-то упала рифма. Она потерла ушибленный бок и отскочила от клавиш, поцеловав кончики пальцев, робко и быстро, чтобы не увидели мыши. - Вот и строчка его помогла.Чего нет у богов… Как хорошо, что я человек, - летела волна к Эйфелевой башне и ретро танго транслировалось на все радиоточки земли. Чернила ночи спрутом окутывали города. Планета чернела. Санта Вишня подрисовал кота пролетавшей мимо улыбке. - А я всего навсего превратил вино в воду и выключил телевизоры…Чтобы осталось Настоящее. Бескорыстная радость от тихой мысли о том, что …одно слово или имя только уже и может стать праздником , если, есть куда лететь…Бескорыстие…романтическое бескоростие..бес скорости..стих..полетели дальше, Херувим , отвязывай облако. Если он захочет – всё получится. Наше чёрное гало для белого дела сделано. Эйфелева башня потухла, но зажглась зелёная звездочка и двое, растворившись в воздухе, невидимыми полетели к ней, оставляя за собой обрывки фраз.Сверху земля была похожа на елочный шар, окутанный серебристой паутинкой как колыбелью. Она неслась по траектории веками проторенной Торой и старыми верами. Жаль, что она не могла видеть со стороны, что вся её историческая тень и тяжесть сейчас держится на этих тончайших паутинках, окутавших мир романтикой бескорыстной шампанской веры шаманов огня. Немного сумасшедшей, вечно нервной и беспокойной, искрящей, но настоящей: не в бога, не в чёрта, не в справедливость и добро, не в гадание на вишнёвой косточке, наконец. Самой трудной и важной, вере в человека. Человек, переименовавший окно в зеркало, вышел на улицу и удивился замершему в неположенном времени городу. Подумал о нем тепло и…вернул праздник. Таким, каким его знают другие. Потому что он был счастлив, ему опять удалось рассказать о невидимой красоте непостижимого. Отразить мир неповторимой печатью слов. Осы знаний превращались в медоносных пчёл. Оставалось дождаться первых цветов тонкорунной сакуры. Стаканный праздник никогда не повторит того, что происходит неведомо и мимо глаз. Настоящее счастье не заливается изнутри, а проливается на других летним дождём подковами радуг. Человек потёр руки. Он подумал о празднике, вернувшемся на круги обычного. Не хуже не лучше, просто другие. Рядом что-то засвистело в воздухе и упало под ноги. Это была пробка от шампанского. Он повертел её в руках, понюхал, опустил веки и увидел землю глазами зелёной звезды. Это был маленький ёлочный шарик. Он положил его в карман, вспоминая детство и то чувство, которое остаётся при замирании от шороха подарков. Где-то раздавалась грустная ненаписанная песня Эллы Фитцджеральд. Блюз северного сияния. Шёл тихий снег. Он подставил ладонь и долго смотрел, как среди тающих снежинок грустит белая точка. Семечка тополя. Слеза упала на ладонь, и пух растаял. Человек улыбнулся и вернулся к мышам и пробелу. Мир крепко спал в его кармане. А наивный возвращенный праздник пеленал фантомного двойника Земли под сумасшедшие Куранты. И никто никогда не узнает, внебрачным плодом чьего воображения на этот раз они пробьют только одиннадцать раз. А на двенадцатом запоют соловьём и отпустят его на Запад. Круги воздуха медленно обнимали орбиту. Из динамиков искусственных елок в каждом доме по стенкам бокалов отскакивали обрывки слегка сумасшедшего диалога . - Я… - Я знаю…Верю.. Назови очень тихо по имени. Не спугни ночное солнце. Тигр согласился, он подождёт еще 12 лет. Год Дождя переходит в собачьи лапы. До Года Собаки остаются сутки. Успеешь долететь? - Если дашь мне поносить свое чувство юмора. - Бескоростие… Тонкая серебристая нитка разделила мир на «до» и «после» полуночи. Старое и новое время встретились и обнялись. Мир мирно похрапывал возле добрых собачьих лап. Во сне она обращалась ко всем собакам мира, поздравляя их с Отступающим годом Коровы! … Где-то летело поющее облако, уколовшее небо вакциной против смысла. Вера тоньше воздуха, но горы к ней прислушивались как старая собака к знакомым шагам у двери, которая всегда приоткрыта, даже если её нет. Новый вошёл незаметно и тихо, улыбнулся, увидев несколько набитых слов и многоточие. Новая история шумеров… Человек спал, ему снилось новое время. Оно было похоже на серебристое облако на парашюте. На белом листе лежало маленькое колечко дыма. Подарок от Бенгальского Тигра.

ROFL: inki пишет: …одно слово или имя только уже и может стать праздником , если, есть куда лететь…

inki: Когда не дышится стихами о тебе Мир умирает Мчится поезд «Бессонница-Дания» По шенгену любви - сёстрадание Железная дорога на ковре Игрушечное диво в настоящем Из детства открываем пыльный ящик Заходим в нарисованную дверь… Наш поезд погружается в тоннель Закроемся в купе на пол-часа Бессмысленны как праздничная ель И чистые как чашки старой кухни Послушай… Бьёт навылет неспеша Во время заключённая душа Но это заточенье может рухнуть Попробуй сторониться Первый шаг… От времени и боли от себя Уйди Как билетёр из кинозала Мир больше ожидания извне Припомни дню минуты не хватало Иллюзия и все мы на войне Забросили как неводы в сети Любить… Вот только где не научили Шаг следует второй… Пультом ключи Раёк телестраданий отключи Искусственное красочное небо Сто счастий на экранах за пятак Кнут зрелища а хочется плацебо Уж если не отозванность тепла Свивающей поляну повеликой Пиши Они придут как света блики Шаг третий… Не ужасный но великий Тональ тоннели в память детства кликни Припомни Мир пригрезился во сне И ты ему Незнайкой на Луне Меняя восприятия рингтон Цепляй любви игрушечный вагон Того где сердце греется словами Болея вспоминаю как кричит Ребёнок захлебнувшийся минутой Оставлены ключи на полке суток Лишь кофе одиночеством горчит Давай играться рядом до поры Пока нам не укажет на тупик Вагоноуважаемый шутник Сестра…кинологической печали



полная версия страницы