Форум » Эрмитаж » Сказка о Мурке и Поясе от Халата » Ответить

Сказка о Мурке и Поясе от Халата

Alex: Так как мы все тут любители Хармса , Воннегута, Рэя и Мумми-Троллей , напишем ка мы сказку. Как журналист, я нашла сюжет. У Ляли есть кошка, зовут ее Мурка. Да да, просто Мурка. А вы думали что у Ляли кошку будут звать Гертруда? Или какая нибудь Коломбина? Неизвестно, где и за какие деньги она ее приобрела, скорее всего, подобрала в подвале, как обычно. Отмыла, выучила, научила сидеть за столом и не сморкаться в присутствии людей. Всем хороша Мурка, но у нее есть одна, но пламенная страсть, - пояс от халата. Когда Ляля просыпается утром, он лежит у нее на груди, как худой замусоленный змей. ( Пишем прозой. И побольше любимого нами абсурда ) Ляля, с тебя иллюстрации.

Ответов - 72, стр: 1 2 All

Alex: Жила была Мурка и был у нее друг - Пояс от Халата. Он, конечно, был против этой дружбы. Он был порядочным поясом, и всегда стремился к халату, а не к Мурке. Но кто его спрашивал? Жизнь довольно жестокая штука. В ней не спрашивают мнения Поясов от Халата... Проблема еще заключалась в том, что у Пояса не было ни рук ни ног. Да, это была трагедия. Он не мог отбиваться от Мурки и она этим пользовалась....

Dietrich: И вот лежит себе, пояс от халата диванным образом и не шевелится. А как он может пошевелиться, если вот она кошка, а у него не рук и не ног и вообще он пояс? И выбор у него не особенный. Точнее, выбор у него есть конечно. Быть или не быть. Но не быть пояс не умел, от того лежать продолжал диванно.

Chandra:

Alex: Ляля сочувствовала Поясу, и очень сильно. Она стирала его и вдевала обратно в халат, и Пояс ловил редкие минуты блаженства. Но Мурка темными ночами, из-за угла, нападала на халат и лишала его Пояса. Пояс рыдал. И вот как то раз, когда чаша его терпения переполнилась, он замыслил побег.....

Alex: Темной, темной ночью, когда Мурка опять принесла его на кровать и положила на Лялю, он со слезами в голосе прошептал: -Ляля...Отпусти меня в Аргентину..Не могу я терпеть , что в Аргентине такая жизнь великолепная! Но Ляля промолчала, потому что спала. Пояс тяжело вздохнул, сполз с кровати, и пошел собирать чемодан. Он уложил туда Борхеса и Кафку, пуговицу от любимого Халата, клавишу с литерой Л с Лялиного компьютера, в память о Ляле. Хотел еще букву Ч оторвать, но решил, что Ляля расстроится, если не сможет написать слово Чандра. А без буквы Л она в принципе может подписаться еще креативнее - Джеккичандра.... Потом Пояс накарябал на мониторе прощальную записку гвоздиком: ( так как буквы Л небыло, получилось вот что) Дорогая яя... я тебя очень юбю. Но я еще моод, и хочу повидать свет. Я уеха в путешествие. Не скучай. Не пачь. Твой Пояс от хаата.

Анна Шелест: Кошка Мурка, благовоспитанная леди, в это время сидела на окне и рассеянно смотрела на светящийся неон стриптиз-клуба, расположенного по соседству с Лялиным домом. Грусть переполняла ее. Была у Мурки тайная мечта с детства - выступать на сцене. Но то ли кризис отцовской воспитательной роли сказался, то ли, принятый в 1917 году, Декрет о разводе - не попала Мурка в ансамбль песни и пляски дважды краснознаменного балтийского флота, кастинг не прошла. Не смогла мать ее, крутобокая Беляна, наскрести денег на учителя танцев - каково матери-одиночке содержать семью из 12 котят? Хорошо еще, что Мурка избежала судьбы Елизаветы, дочери Анны Болейн, казненной за супружескую неверность. Отец маленькой принцессы, Генрих Восьмой, запретил покупать для дочери одежду, поэтому девочка была вынуждена ходить в драных платьях. У Мурки же была своя уютная коробка из-под кокосового печенья и ухо плюшевого медведя, которое она сосала, будучи совсем маленькой, когда мама уходила по вечерам "подышать воздухом" на соседские крыши...

Alex: Пояс увидел силуэт Мурки , сидящей на окне и взгрустнул. Пожалуй, ей тоже стоит написать прощальную записку, - подумал он.

Chandra: Тут пришла Ляля и унесла Пояс в стирку.

Dietrich: И тогда то, поясу и пришла в та самая тщеславная мысль смыться. Головы у него не было, поэтому мысль пришла к нему так, ко всему поясу явилась сразу. И он еще некоторое время помечтал, а затем утек.. Так как давно был поясом от халата, а пояса, штука такая, что умеет утекать в самый неподходящий момент и не ведая трагизма совершенной утечки.

Chandra: А лучше - повеситься! - решил он, почесавшись о косяк. Тогда от меня все отстанут.

Alex: Но потом он вспомнил, что повешенный в искусстве - это моветон, и Ляля не одобряет подобных вещей. А он любил искусство в себе, а не себя в искусстве...

Robi: Ляле надоела вся эта история с поясом - она побрызгала его водкой и повесила на стул. Подействовало! И теперь каждое утро - цветы водой, каждый вечер - пояс водкой. Но через месяц Мурка решилась: закрыла глаза, задержала дыхание и схватила пояс... Она чихала, из глаз лились слезы, ее тошнило, но она мужественно жевала пояс... --- Ляля, попробуй

Alex: Поясу было по барабану, поскольку он пребывал в нирване вот уже целый месяц. Но Мурка, первый раз приняв на грудь спиртного, захмелела.... - Я ехх-ала домой.... Надыбила зер-ррнаа..... Запела она. Потом заплакала. Вспомнила детство, маму несостоявшуюся карьеру... -Не плачь, - сказал Пояс заплетающимся голосом. -Хочешь, вместе сбежим в Аргентину?

Robi: - Давай! - воскмуркнула Мурка. Она схватила пояс в зубы и помчалась с ним на вокзал. Там они нашли поезд, отправлявшийся в Аргентину. Пояс завязался узлом на ручке чьей-то сумки, а Мурка залезла в ее большой карман. Хозяин сумки - большой, добрый, красивый, богатый чернокожий ничего не заметил и зашел с багажом в свое одноместное купе. Просыпается он на следующее утро, а у него на груди пояс, а в ногах Мурка - греется и одним глазом из-под хвоста наблюдает.

Chandra:

Chandra:

Zlodey: Негр от неожиданности так и подскочил, сбрасывая с себя пояс, как будто это была, в лучшем случае, гадюка. - О-о-о…- болезненно простонал пояс, так как у него и без того раскалывалась голова. - Водка есть? – поинтересовалась у темнокожего Мурка. Ноги негра подкосились, и он осел на пол. - Ye...ye…yes…сть, - пролепетал он. Глупо было бы не прихватить из России парочку сувениров.

Alex: -Наливай... - печально сказала Мурка. Пояс молча кивнул.

Robi: Пояс впитывал, пока с него не закапало, Мурке хватило раз лизнуть и понюхать, а черный пил из чайного стакана. Начали мечтать: - Ты, богатый Мавр, меня уважаешь, - спросил пояс. - Yes, ну да! - А меня уважаешь, - Мурка поставила пошатывающиеся лапки Мавру на грудь и заглянула ему в глаза. Мавр чмокнул ее в нос. - А что ты для друзей можешь сделать, - пользуясь моментом, спросил пояс. - Да я вам дом куплю в Буэносайресе. - А мы маме Ляле письмо напишем, - мечтательно проурчала Мурка. - В гости ее пригласим, - подхватил пояс. - Дом я на нее запишу, на вас банк не разрешит, - заплетающимся языком, но уже по-деловому заговорил Мавр. Колеса паоезда стучали в ночи, двое новых друзей счастливо спали - Мавр оперно храпел, Мурка во сне что-то рассказывала Ляле. А пояс листая страницы интернета, разглядывал дома в колоритных уголка Старого города - неподалеку от оперного театра «Колон».

Zlodey: Успешно миновав Атлантический океан, поезд добрался до Аргентины.

Chandra:

Zlodey: На вокзале чернокожего попутчика встречали четверо злобных бритоголовых блондина. - Это твои родственники?- спросила Мурка. - Не уверен, - как-то грустно проговорил негр. А пояс сразу понял, что это скинхеды, по транспаранту с надписью: "Негры, вон из Бразилии!" Бритоголовые подскачили к их новому другу. Началась драка. Мурка уже хотела было удрать, но потом вспомнила о домике в Буэносайресе, и вернулась. Пояс тем временем, ловко обернулся вокруг шей скинхедов, и сжавшись, собрал всех бритоголовых в одну кучу, готовый в любой момент задушить их. - Ага! Знай наших! - победоносно воскликнул негр, и пару раз отважно лягнул скинхедов в живот. На истошные Муркины вопли, - нехотя приплелась полиция и забрала, нарушителей порядка, одаривая виновника торжества недобрыми взглядами.

Chandra: С тех пор Пояс стал напоминать Мурке её любимого героя - Высокого блондина в чёрном ботинке и она полюбила его ещё больше.

Zlodey: А как же иначе? Он был таким высоким, светлым и, свернувшись калачиком, в ботинке часто любил спать.

Robi: А поскольку Ляля наблюдала за сказкой в процессе ее развития, то позвонила Мурке и сказала, чтобы покупали не дом, а 100 гектаров земли под аранжереи, розарии, биодомны, зоопарки.... и пошла делать визу в Аргентину (а то выберут без нее не совсем то, что нужно).

Zlodey: Хотя, нет, - уже в дороге решила она, - пусть покупают и гектары и домик. Мало ли что может пригодиться?

Chandra: И вообще , подумала она - Аргентина - это Бразилия? или наоборот?

Robi: И решила, что к гектарам в Аргентине домик в Рио де Жанейро будет очень даже замечательно. Но по приезду в Буэнос-Айрес ее встретил знакомый тангуэро и они... Вобщем только через три месяца Ляля добралась до Мавра с Муркой и Поясом. К тому времени пояс, который был размером точно 1 метр, уже намерял сотый гектар. Но Ляля изменила все планы. Теперь она решила открыть сеть танцевальных клубов по всему миру. Мурке сшили туфли на высоких каблуках и юбочку и пригласили котов-партнеров из Чишира и Сиама. А пояс терерь закрывал верхню половину тела мамы Ляли. Танцевальные вечера транслировали по всем телевизионным каналам мира...

Chandra: Так вот оно откуда берётся - Богатство! - удивлённо подумала Ляля. Всего-то надо, чтобы у кошки всегда было пойло под лапой.

Robi: А Пояс прошептал:- Неважно, кого любишь (лучше всех сразу, конечно), главное, чтобы от всей души, и будет тебе и счастье, и богатство и удовольствия. Пояс был мудрый и деловой, не зря его Мурка сразу полюбила.

Alex: Слава о Поясе и Мурке посредством интернета так широко разошлась, что о них узнал главный аргентинский бандит Бенито Мамамия. У него никогда не было животных, с самого детства, потому что мамочка говорила что от них волосы. И прочие неприятности. А мамочку Бенито очень любил. Но теперь он был самостоятельным мальчиком и решил присвоить себе Мурку и Пояс от халата.

Robi: По традициям западного капитализма, где все друг друга судят, Ляля обратилась в суд на самовольника Мамумия, и выигрыла это дело. По суду все состояние, в том числе музуй оружия, достались Ляле. Счастливые Мурка и Пояс снова вернулись домой. А музей оружия Ляля подарила Дитриху, который прикатил туда свой невидимый танк и две зенитные установки.

Chandra: Так всё вернулось на свои места и даже больше. Пояс начал писать мемуары о больших приключениях. Мура два года лечилась от алкоголизма, а потом открыла мышиную ферму на Гавриловой поляне.Начался Новый виток жизни, в которой "всё может случиться, если ты не имеешь ничего против этого":))

Alex: Блин... Ну кто просил заканчивать мою сказку? Там про Мамамию стока было.... А Роби обломал все.

Robi: Роби с Лялей мгновенно вмешались, потому, что узнали из осведомленных источников, что Мамия решил пристатить Мурку к наркотикам. Но официально об этом до окончания суда писать было нельзя. Мурка с Поясом слишком чувствительные натуры (даже по человечески говорить могут), чтобы оставлять их в опасной ситуации (хоть и с хорошим концом) больше, чем на сутки. А сказка не закончена - Ляля говорит, что новый виток ей уже приснился.

Zlodey: А на день рождения пояса прилетел вдруг волшебник в голубом вертолете, и бесплатно показал кино. А потом превратил пояс в анаконду, а Мурку - в злобного тигра. После чего, громко захохотав, улетел. - Не понял, - сказал пояс. А что тут не понятного? Это был злой волшебник.

Zlodey: И никто не вмешался, что бы спасти их.

Robi: А спасать никого и не надо было, потому что про злого волшебника Zlodey увидел во сне. И Ляля говорит, что Мурка спокойно пьет себе молоко из блюдечка, а пояс лежит на солнышке, на плетеном кресле и вдыхает собственный запах французских духов.

Zlodey: Это был вещий сон. Потому что потом, злой волшебник прилетел уже на яву, и превратил пояс в анаконду, а Мурку - в злобного тигра. После чего, громко захохотав, улетел. - Не понял, - сказал Пояс. А что тут не понятного? Это был злой волшебник.

Alex: Но на самом деле все было гораздо хуже. Всем приснилось, что Злодею приснилось, а Злодею не приснилось, а было на самом деле. А французские духи, молоко из блюдечка и плетеное кресло как раз таки и приснились, потому что Матрица. -Ну хорошо.. Пусть будет Удав - сказала Мурка-Тигр. - Теперь мы можем отправиться в Австралию, и даже там выжить. Пояс-Удав кивнул и задушил плетеное кресло.



полная версия страницы