Форум » Эрмитаж » Сказка Дитриха. .. » Ответить

Сказка Дитриха. ..

Eos: Сказка Дитриха.

Ответов - 13

Eos: 1 Kapitel. Растерянно, как ребенок, смотрел граф на старый запущенный парк из окна своего фамильного замка. Ночь. Конечно, была ночь и, листая линии на зеленых ладонях деревьев - царство ветра. Старинная лампа горела, освещая страницы огромного фолианта, украшенные изящным письмом и иллюстрациями. Граф был печален. Волшебник, он теперь был узником этих мест. Слабым ребенком, оставленным созерцать разрушение. Старый замок. Лебеди, лебеди в канале. Вот плывут они меж водяных лилий, что чуть заметно качаются на неспокойном зеркале канала, как маленькие женские ладони. Бледные, мертвые женские ладошки. Старый парк. Одиночество сводит с ума. Одиночество оставленного. Он здесь пойман в своих владениях. Проклятие? Да, проклятие. Ничего нового. Одиночество и шаги времени, что неестественно медлительны, но все же губительны для материи. Уныние и тлен. Только вот... Жаль только, Смерть не сможет прийти к нему. Проклятие. Гостей не будет. Никто не сможет явиться сюда. Никогда. Вечность. Темно-пепельные волосы графа расчесаны. Он тщательно выбрит. Он все еще надеется. Жаль, что все, кто знал его, уже умерли. Давно умерли от старости или иначе. Их нет. Они продолжили свой путь, а он остался. Бессмертие. Проклятие. Сколько же прошло времени? Сто лет? Триста? *** - Хансель! Ты когда, наконец, соберешься? - Сейчас, госпожа Витман! - Я тебе мать, а не госпожа Витман! - Да, госпожа Витман! Рыжий в веснушках Хансель, веселый мальчик 11 лет. - Еще немного и я не повезу тебя в школу! - Мама! Ты этого не сделаешь! Хансель расстроено выключает компьютер, не успев сохранить игру. Мгновение - и он сидит рядом с матерью в большем изумрудно- зеленом джипе. - Мама! Из-за тебя я снова буду убивать дракона. Его очень сложно убивать… - Драконы хорошие! - Молчи, кудрявая! Начинается возня. Они всегда дерутся, девятилетняя Греттель, на заднем сидении и этот рыжий бесенок. Греттель совершенна, ее волосы - белый лен, ее глаза - кроткие голубые озера. Она ангел, она послушна, умна и у нее нет веснушек. Она очень любит брата. И, громко визжа, щиплет за уши. Они всегда дерутся. И всегда будут защищать друг друга. Брат и сестра. Хансель и Греттель Витман. Барбара Витман, зеленоглазая, невероятно красивая, с невероятно короткими рыжими волосами. Кажется, маленькие красные искорки поселились на ее идеальной формы черепе. - Держитесь, дети! И изумрудно-зеленая машина срывается с места, унося их от изящного Замка желтоватого камня, что так сверкает на ласковом солнце. К школе. Небольшой элитной школе. Дитц много раз спрашивал Барбару: «Зачем детям, нашим детям, учиться с людьми? А если они что-нибудь расскажут, или что-нибудь сделают?» « Это наши дети, они должны понимать, что такое люди, не быть отшельниками и не стать высокомерными. Пусть учатся разговаривать, договариваться. Пусть почувствуют, каково это - быть человеком. Это очень сложно» - так отвечала Барта Ткущая своему мужу Дитцу. Дитц, очень добрый, со следами Ожогов на красивом лице, высокий, голубоглазый. Он качал головой и иногда вспоминал о том, что сам когда-то был человеком. И как это было тяжело. Как именно, он уже не помнил. Помнил только, что людям тяжело.

Alex: Волшебная сказка! Дитрих пожалуйста - продолжение. Как хорошо , что рукописи не горят.

Eos: Не горят! Рыцарь появится, сюжет закрутится! Ткущая еще не взяла в руки нить, и Эос не спела песню ветра. Ах да, волшебник.... с книгой. Там написано.. там написано... кто читал эту книгу? Ткущая читала, Эос читала, Рыцарь читал...Дракон есть. не читал. Но с ним пока Хансель справляется.

Dietrich: Salut! Драконы хорошие. На них ездят и с ними дружат. У некоторых, конечно, скверные характеры, но это простительно. Напишу. спасибо, что восстановили тему. А что случилось с мрачным господином Коцгом? Он самоаннигилировался?

Dietrich: Рассказ Тенн-ни. Жил на свете чародей. Забавный, как моя смерть. Улыбчивый, как февральский буран. И было у него столько друзей, сколько пальм на севере мира и врагов почти не было, всего лишь столько, сколько пригоршней песка в пустыне. Его первой женой была Чума. Второй Проказа. Обе ушли от него из за недостатка внимания. Но их исчезновение он заметил спустя лишь полгода или больше. Был самодуром. И когда то был юн и воевал. Но пресытился однообразием войн и болью. Хотел изменить мир к лучшему и был среди королей. Но устав от интриг и яда в пище и вине оставил трон и ушел к монахам в горы. Но монахам наскучили их истины и темное пиво и постепенно он стал хранителем склепов. Имен у мага было слишком много, что бы он называл себя хотя бы одним из них. Когда он желал приключения, то смотрел, как карабкается по древней каменной стене дикий виноград. Когда то ему было скучно, но Скука умерла, прежде чем стала его невестой… В этом мире была только одна женщина, что когда-либо радовала его. Увы. Ее имя было стерто водой горных рек, чьи сухие русла теперь устилает мох и украшают узоры лишайника. Сама Смерть оказала мне честь, представив меня господину магу. Он обещал мне в подарок синей травы, что способна резать железо и еще хотел подарить запах дикого меда. А подарил только ужасных тварей для моего леса да двух воронов, что любили летать над сияющей водой закатного озера. Еще подарил деревья без коры, творящие свет сквозь листья и множество из моих знаний.

Eos: Отрывок из сказки Гроза наваливалась на сад за окном, на дом... Темные тучи громоздились друг на друга, расчерченные серыми лентами оттенков. Тревожно шелестели листья на деревьях. Изменились и ветер, и воздух. Она молча подошла к окну ,коснулась рукой прохладного стекла. - Слышишь? Он... - Кто? - Буря.Сейчас... я буду повторять его... Разметаю ветром листья Из ладоней сок прольется В поры кровь мою впитайте Чтоб ни капли не осталось... Мои вены, нервы, мышцы - Жизнь и плоть самих деревьев, Трав, их соков... наслажденье Быть растерзанным, разбитым. Тени - образы - скелеты На земле запечатлятся Ветром сорванные листья Мной измучены, измяты Я наваливаюсь телом Я просачиваюсь в землю Будь же ты благословенна Как невеста в платье белом... - А ты пела песню Ветра? - Ах, у него такие песни! Первую помню до сих пор! У маленькой куколки Золоты гусельки, Струн серебряных Чуден-дивен звук Нити шёлковы Ветер ткал-поткал, Обвивая вкруг, Одевал её. Звонким взванивал Колокольчиком, Тонки волосы Обихаживал: Пой же песнь мою, Нежна веточка, Переливом слов Оживи меня...

Eos: Продолжение.. - Ты знаешь, я немилосердна...мое лицо умирает, - она делает движение вниз ото лба, - вот так, пальцами содрать кожу - там буду я? Там буду я? Опять этот вопросительный взгляд! Она выворачивает меня наизнанку. И даже становится смешно, к чему такие экзистенции. Просто посадить ее на колени к себе, и вот так, зубами - за ее плечо, вот эта белая лямочка на загоревшем теле - потянуть за нее зубами... - Буря прошла.. разметала листья.. по саду... и лепестки... по цветникам.., - вот эти паузы, паузы в ее речи. Она затихает вдруг; потом шёпотом, - хорошо... я уйду такая, какая сейчас. Но приду другой. Ты меня узнаешь? Здесь, вот здесь буду я, - она касается рукой груди, а потом - лица, - а вот здесь меня не будет...

Eos: Еще одна гроза придет завтра, а перед грозой будет прохладно. Наконец-то прохладно. Уйдет давящая боль в голове, легкое подташнивание и слабость. А еще завтра будет лист на подоконнике. Странный рано пожелтевший лист. Она чувствовала предвестников, видела их... Символы грядущего не прячутся. Явное шелестит под ногами, касается лба, тянутся его руки, пальцы... Ничто не скрыто. Ничто не таится. Все честно и открыто. Дыхание. Вдох-выдох, вдох-выдох... Твои цветы все равно цветут - если ты занят...Странные формулы, рождающиеся внутри, уравнения, функции, задачи - где-то там, в глубине... пока ты занят. Волшебные лучи, мелодии, льющиеся через край твоей души... пока ты занят. Но кажется, кажется, что это все вне тебя, без тебя... нет. Не вне и не без. Когда-то давным давно, с другими волосами, она умела петь песни.. "Ты поешь песни, и ты весела.." "А будет по-другому?.. Ах, да.. будет..." и ей тогда пришлось идти к морю. Море, живое море. По преданию, оно похоже на слезы. Разве слезы такие прозрачные? И разве такие соленые? А еще, по преданию, люди, когда тоскуют о Небе, льют слезы, похожие на море. Неужели слез должно быть так много? Неужели так много? Разве из глаз может течь море?

Alex: Ди, Эос, я пришла читать про Чародея!!!! Он мне понравился... Пожалуйста, еще...

Eos: то есть про чародея... а у меня про чародея как-то весьма мало... и чиво делать?

Alex: Сочинять, клюшка ты ниграмотная! Где этот, наш, ненормальный немец? Нигде его нет.. Скоро мне придется его искать. И если найду, и если он не успеет спрятаться.... Я не виновата.

Eos: германец, Алекс, германец..

Таня: А можно узнать почему ненормальный? Здравствуйте. А сказка хороша.Я вообще люблю сказки.



полная версия страницы